4500 метров мозаичной красоты

12:49, 15 октября 2021
Последние штрихи к благолепию Благовещенского собора

«Эта красота будет даром Царице Небесной, символом нашей веры и верности», — так отозвался, взирая на мозаичное убранство Благовещенского собора Дивеевской обители, митрополит Георгий 26 июня 2021 года. В тот день правящий архиерей освятил 11-й, предпоследний, престол этого храма — в честь Собора Пресвятой Богородицы.

Мозаичные фрески украсят 4500 квадратных метров пространства собора. На стенах, сводах и даже в куполе! Работа над композициями ведется с 2018 года и близится к завершению. Монументальной красоте, грандиозной по масштабу и уровню исполнения, добавляются последние штрихи. Символично, что новый собор в конце Канавки, о котором предсказывал преподобный Серафим Саровский, откроет свои двери в год юбилеев: 800-летия Нижнего Новгорода и 30-летия обретения мощей основателя обители.

В живописных образах мозаики отражены сюжеты Священного Писания, земная жизнь Божией Матери от Зачатия до Успения, история Дивеевской обители, увековечены святые и новомученики дивеевской земли. Над их созданием трудились несколько мастерских артелей, специалисты из разных городов России и Беларуси. Глядя на эту красоту, даже не верится, что она создана человеческими руками.

Опытом работы с мозаичными фресками с нами поделился один  из мастеров, участник эксклюзивного проекта — мозаичист из Сергиева Посада Александр Большов. С ним мы познакомились в Благовещенском соборе, когда храм был закрыт до самого купола лесами, на высоте примерно седьмого яруса. Рядом с нами раздавались стук и звуки дрели. Мастера наносили и разглаживали шпателем клей, сажали на него основу с композицией, простукивали, сверлили. Мозаичист только закончил монтаж своей композиции и выкладывал из кусочков смальты фон. Ему оставалось добрать фон и сделать надписи.

Тот день для Александра был долгожданным. Пять месяцев понадобилось, чтобы завершить в мастерской работу над фреской высотой в четыре метра. Наконец мастер увидел свою работу в храме в контексте всего мозаичного убранства.

— Это образ святой семьи преподобного Ксенофонта, его супруги Марии и их сыновей Аркадия и Иоанна, — рассказывает мозаичист. — Они жили в V веке, были родом из Византии. Ксенофонт был одним из первейших сановников в Константинополе. Несмотря на богатство и знатность, они отличались душевной простотой и добрым сердцем. Много жертвовали на храмы и монастыри. С детства своих сыновей наставляли в вере и благочестии. Однажды они послали сыновей в Берит учиться эллинской мудрости. Когда те плыли, корабль потерпел кораблекрушение, но оба сына чудом спаслись. Аркадий ушел в один монастырь, а Иоанн — в другой. Спустя два года родители узнали о кораблекрушении. После долгой и слезной молитвы им было открыто, что их сыновья не погибли, а стяжали у Господа славу подвижников. В Иерусалиме состоялась их встреча с детьми, после которой родители по примеру сыновей приняли постриг.

Благочестие этого семейства Александр считает примером для всех в наше время, когда в семьях много трагедий, раздоров, часты разводы и разногласия отцов и детей.

— По опыту своей творческой жизни я замечаю, что любой святой, которого тебе благословляют «писать» красками или камнями, обретает определенную промыслительную связь с твоей жизнью, — продолжает мастер. — На примере преподобного Ксенофонта и его семьи я многое для себя почерпнул. Как Ксенофонт и Мария воспитывали в благочестии своих детей, какими словами и поступками наставляли… С них я беру пример в воспитании своих детей.

Прежде чем приступить к работе, он подробно изучил их житие. Как, впрочем, и всегда стремится больше узнать, почитать, посмотреть перед работой. Это позволяет в дальнейшем обращаться к святым, вступая с ними в духовную беседу.

— Процесс создания изображений: подготовка эскизов и основы, на которую затем укладывается смальтовая плитка, занимает достаточно много времени, — говорит мозаичист. — И хотя мы располагаем большой коллекцией цветов, не всегда просто подобрать нужный в данной композиции цвет, приходится заказывать и ждать. Ведь цветовая палитра смальт насчитывает более 10 тысяч оттенков.

В живописи проще: если цвет тебе не понравился, его можно «лессирнуть» — добавить растворителя или перекрыть другим цветом, в мозаике сделать это не получится. Александр продолжает раскрывать секреты своей творческой кухни. Оказывается, нужно знать и учитывать заранее, какого цвета, формы и размера заказывать камень и даже какого цвета будет раствор, на который камень сажаешь. Поэтому при работе с мозаикой больше времени уходит на подборку колорита. Подбирая цвет камня, важно попасть в цвет и тон эскиза, добиться точных цветовых переходов, подобрать нужные оттенки, в то же время не нарушить заданных рамок и цветового единства. Приходится учитывать и технические моменты: как будет «работать» изображение на расстоянии, освещенное издалека, насколько, соответственно, делать работу ярче или глуше, насколько усложнять цвет. Мозаичная работа должна быть немного контрастнее, ярче, насыщеннее, потому что издалека цвет, его интенсивность, пропадает.

— Эти особенности я знал еще до работы в Дивееве, — признается наш герой, — поскольку много работал «на стене» — занимался фресковой росписью в храмах. Когда мы писали на стенах, периодически разбирали леса, отходили и смотрели снизу, чтобы увидеть искажения. На сводах, изгибах хороший рисунок получить очень сложно. С мозаикой так же: много задач, о которых думаешь постоянно. Это интеллектуальное напряжение, каждую минуту, каждую секунду.

Для Александра Ершова Дивеево и Сергиев Посад — важнейшие духовные центры, в которых ему довелось потрудиться.

— Когда учился в иконописной школе в Троице-Сергиевой лавре, мы каждый день прикладывались к мощам преподобного Сергия, когда шли на завтрак или на обед, и всегда чувствовали его поддержку. Здесь то же самое. Батюшка Серафим рядом. Преподобные Сергий и Серафим равны по своему духовному величию и значимости для нас, художников. У нас в академии была икона, где они изображены вместе. Работа художника-монументалиста очень интересная, и я уже не представляю своей жизни без нее. Работа в храме и для храма подпитывает, вдохновляет, учит и направляет твои духовные пути.

Текст: Марина Дружкова. Фото: Виолетта  Калашникова