Из рода неравнодушных

15:58, 9 июля 2019

«Здравствуйте! Нужна помощь. У дочки ДЦП, нужен курс реабилитации — на год где-то 200 тысяч. Нам не под силу: я ухаживаю за ребенком, муж работает простым таксистом, есть еще один ребенок». К журналисту борского телевидения «Левый берег» Наталье Синяевой с такими просьбами обращаются достаточно часто, впрочем, как ко многим ее коллегам. Сюжеты о сборе средств на лечение идут практически по всем каналам. Деньги собираются, и достаточно быстро, а что потом? Зачастую потом о человеке никто и не вспомнит — помогли, и хорошо. Наталья так не может.

О Саше без крыши

Недалеко от Кантаурова есть деревня Яблонное. В центре нее — здание из красного кирпича. Проезжающий мимо подумает: давно заброшенный дом, а может, сарай. Нет, в доме живет Саша. Как Наташа назвала его, «Саша без крыши».

— Это катастрофа. Такого я еще в своей жизни не видела! Полуразвалившийся дом с крышей, которая не просто протекает, а течет. Во время дождя — настоящий водопад.

Саша, конечно, что-то мог бы и сам сделать — мужик он рукастый и работящий, только вот здоровья совсем нет, инвалид, плохо ходит — проблемы с суставами и позвоночником. Поначалу у Натальи просто руки опустились: ну чем тут поможешь? Одно дело, когда просишь деньги на лечение, особенно ребенка, другое — взрослому человеку, и вопрос о жизни и смерти, вроде бы, не стоит. А тут выясняется, что, зайди речь о ремонте крыши, дом у Саши после смерти матери — не в собственности. А еще и печка не работает. Вообще. А скоро зима.

— Тогда я не только сюжет сделала, — вспоминает Наталья, — но и клич кликнула в соцсетях. Тут же отозвались юристы, пообещали бесплатно сделать документы на дом. Нашлись добрые люди, которые отвозили-привозили Сашу к нотариусу. Другие практически бесплатно установили новый котел, купленный на деньги, которые переводили на мою карту.

Перезимовал Саша в тепле, а недавно Наталья от его имени передала все документы на получение выплаты на ремонт крыши. Сам Александр не очень-то верит, что это случится — привык сам выживать. Но когда Наталья приезжала к нему в последний раз (а она периодически навещает его), он смотрел добрее и улыбался чаще. Говорит: чудеса!

— А какие тут чудеса! — восклицает Наталья, — просто добрых и отзывчивых людей у нас много. А мое дело — маленькое, я как связующее звено: тому позвоню, у того попрошу… Только не думайте, что я одна такая. Вокруг много людей, готовых не только деньгами помочь, но и время свое потратить.

Среди тех, кто всегда готов прийти на помощь, люди совершенно разные. И социальный статус роли не играет. Есть богатые, которые тысячи жертвуют, есть люди среднего достатка. Но Наталью особенно трогают бабушки с дедушками:

— Для них тысяча-две, да даже 500 рублей, — огромные деньги. Но они приходят и говорят: «Наташа, мы верим тебе, знаем, что от тебя деньги дойдут до человека».

О семье

Бескорыстным помощником был и ее папа. Когда его хоронили, народу пришло столько, что встать негде было. И все, как один, говорили: безотказный человек. Дочь усвоила негласный наказ отца: «Если можешь помочь — помоги!» Сегодня она так же воспитывает своих дочерей, 17-летнюю Полину и 12-летнюю Алену.

При любой занятости, как бы ни устали, свободное время Наталья с мужем проводят с дочерьми. И не просто вместе, а с пользой.

— Кто-то жалуется, мол, ехать куда-то с ребенком — деньги нужны. Желание — вот что нужно! У нас нет возможности возить детей за границу, даже к нам на юг, но и рядом столько прекрасных мест, которые нужно показать детям. И рассказать. Дивеево — душа поет! Болдино, Городец, Семенов. В походы по Керженцу мы каждое лето ходим, это же счастье великое. Мне хочется не просто провести отпуск вместе с детьми, а вложить в них побольше теплоты, доброты, любви. Как когда-то делали мои родители.

О профессии

С детства Наталья мечтала быть великой актрисой. А в театральное училище была принята… с пятого раза. После окончания девятилетки каждый год пыталась. И даже поступив после 11-го класса на исторический факультет университета имени Лобачевского, не оставляла попыток. После второго курса она смогла покорить приемную комиссию кукольного отделения. Счастливая, сообщила об этом родителям, но мудрый папа строго сказал: «Поступила — учись, но университет ты не бросишь! Сможешь, учись и там, и там».

Конечно, было сложно. Ведь в училище занятия с девяти утра до восьми вечера, в университете — с 18:00 до 21:00. Наталья бегала туда-сюда. Хорошо, что корпуса находились рядом — через 500 метров. Учебу окончила в один год и, получив одновременно два диплома, устроилась в Дзержинский театр. Правда, поработать там не удалось. На Бору, откуда Наталья родом, как раз открыли местное телевидение, и его руководство хотело создать детскую кукольную программу. Так новоиспеченная актриса и историк в одном лице стала тележурналистом.

— Я благодарна за это Богу, — говорит Наталья. — Пятнадцать лет была автором и вела детскую программу «Борчоныч и Борчулька». А исторический диплом мне пригодился при создании краеведческих программ. Радует, что к ним большой зрительский интерес. Но все же больше мне нравится снимать сюжеты о людях. Не перестаю им удивляться! Меня поражает, какой свет в душе у людей, которые выжили в экстремальных ситуациях!

Искреннюю симпатию вызывают люди, готовые многим жертвовать ради своих близких. Недавно Наталья снимала сюжет о детях-аутистах и их родителях.

— Эти мамы и папы (хотя чаще все же мамы) — настоящие герои! — уверена она. — При этом я всегда думаю о том, какая я счастливая. Дети здоровы — счастье. У меня есть любимая работа — счастье. У моей семьи есть стены, дом, не течет крыша — тоже счастье. Я не устаю Господа за это благодарить. А еще за любовь, которая ведь не у каждой женщины бывает. И за родителей, за то, что росла в семье, возлюбленная мамой и папой, бабушками. Какое это счастье и чудо! Спасибо, Господи!

О вере

— Когда бабушка, учитель начальных классов, пережившая оккупацию, крестила кухню перед тем как лечь спать, для меня это дико было, — вспоминает наша героиня. — Потом, когда мне исполнилось 15 лет, мама сказала нам с сестрой: надо покреститься. Мы просто послушались, мало понимая, зачем (нам было интересно). Спустя восемь лет начала читать Библию, ничего в ней не поняла, а потому отложила. И лишь 10 лет назад, когда в жизни возникли трудности, появилось непреодолимое желание — молиться по вечерам. Соседи как раз подарили молитвослов. Чудо? Нет. Просто пришло время.

Наталья начала ходить в храм, поститься в Великий пост, исповедоваться. А три года назад впервые сознательно причастилась, подготовившись к таинству как полагается.

Еще одна история

В одной дальней деревне Борского округа, настолько дальней, что весной и осенью туда кроме как пешком или на тракторе не добраться, живет семья Фоминых: папа Федор и три дочки — 6, 12 и 15 лет. Мама четыре года назад ушла от них в поисках лучшей жизни. С работы Федору пришлось уволиться, так как старшая доченька нуждается в круглосуточном уходе — ДЦП. Семья живет на пособия. После выхода в эфир борского телевидения сюжета о Фоминых многие откликнулись и помогли им — кто деньгами, кто одеждой, кто техникой, кто продуктами. Но Наталья не могла ограничиться сбором материальной помощи. Она начала решать проблему глобально, рассудив, что нужно, чтобы папа мог вновь сам содержать семью. А для этого надо дочку на ноги поставить, тем более что одно время она начинала ходить, а потом упала. После этого у девочки появился страх.

— С тех пор как мама ушла из семьи, с Настей не занимались реабилитацией. Это огромный срок, упущенное время. Я сходила к заведующей поликлиникой, дозвонились до участкового. Здесь, на Бору, Настя прошла курс реабилитации: массаж, магнитотерапия, витамины, ЛФК. Мы свозили Настю на консультацию в областную больницу. Там ей предложили госпитализацию. За две недели, которые она там провела, начала вставать на ноги! Это огромное достижение! А еще удалось поставить их с папой на очередь в санаторий. Советы — что такому ребенку положено — мне дают мамочки, у детей которых тоже ДЦП и которым мы помогали. Одним словом, процесс запустили, папа почувствовал, что он не один со своими проблемами. А главное, Настя заулыбалась. Мы эту волну подняли и движемся дальше.

Постскриптум

Недавно бывшие однокурсники, которые работают в Нижегородском кукольном театре, пригласили Наталью на спектакль. Она сидела близко к сцене и вспоминала то, чему ее учили: как держать куклу, как доносить текст в зал. Еще несколько лет назад она бы страдала в такой ситуации, горько сожалея, что не попала в театр.

— А тут вдруг я поняла, как это прекрасно, что я не там. На сцене, за ширмой мне было бы тесно. Я бы не смогла там никому помогать, создавать исторические программы. Этого не было бы в моей жизни. И я думаю: как правильно устроен мир! И я вижу в этом Промысл.

Текст: Оксана Москвина

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.