«Как только сошел снег»…

21:06, 17 июня 2021

За круглым столом, посвященным юбилею обители

«Как великая река Волга начинается с маленького ключика, так наш царственно поставленный град Нижний Новгород имеет свой исток — это Благовещенская мужская обитель, заложенная великим князем Георгием Всеволодовичем одновременно с городом, восемь столетий назад». Этими словами митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий предварил круг­лый стол, посвященный 800‑летию Благовещенского мужского монастыря и состоявшийся 1 июня в Нижегородской духовной семинарии.

Мероприятие прошло накануне празднования обретения мощей святителя Алексия Московского, возродившего Благовещенскую обитель спустя 100 лет после ее разорения, и объединило братию, трудников и служащих мастерских Благовещенского монастыря, преподавателей и студентов семинарии и Центра подготовки церковных специалистов Нижегородской епархии «Покров» имени митрополита Николая (Кутепова). Все они трудятся под святым покровом древнейшей нижегородской обители, молятся в ее храмах, совершают богослужения, а молодое поколение учащихся проходит практику, перенимая традиции духовного делания от насельников обители. Почетным гостем круглого стола стал митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл (Покровский), стоявший у истоков возрождения монашеской жизни в самой древней обители Нижнего Новгорода.

— 800 лет… Наше сознание не может вместить событий, произошедших за это время, — обратился к собравшимся в начале встречи митрополит Георгий. — Трудами настоятеля и братии Благовещенский монастырь стал одним из центров духовной жизни и просвещения на нижегородской земле. Монашеское братство подвизается в посте, молитве, бдении, духовно окормляет студентов семинарии, будущих пастырей. Под своды обители притекает множество прихожан, паломников, туристы знакомятся с великолепным архитектурным ансамблем монастыря… Желаю отцу-игумену с братией помощи Божией, чтобы ваши труды, осоленные Божественной благодатью, приносили добрые плоды, чтобы не иссякало не только внешнее благообразие обители, но и живое, настоящее монашеское делание.

Глава Ставропольской митрополии рассказал об истории возрождения Благовещенского монастыря, участником и свидетелем которого он стал в 1993 году, когда древняя обитель была возвращена Нижегородской епархии и он был назначен ее настоятелем с последующим возведением в сан игумена.

— 1993 год, мне ровно 30 лет. За спиной Московская духовная семинария и духовная академия в Софии. Водитель привез меня с раскладушкой в монастырь, — вспоминает владыка Кирилл. — Мне выделили небольшую комнатку на первом этаже в бывшем настоятельском корпусе, где размещался еще леспромхоз. Там были и склад, и спальня, и приемная настоятеля. А кругом разные организации и квартиры, где люди жили, работали, праздновали, веселились… Постепенно организации освобождали монастырские корпуса, был передан епархии для открывшегося при монастыре духовного училища Сергиевский храм, стали приходить иеромонахи, начались первые постриги, которые совершал лично владыка Николай (Кутепов). Божиим Промыслом 17 декабря, в день памяти покровителя семинарии преподобного Иоанна Дамаскина, монастырю был передан главный Благовещенский собор.

— Помню, по весне, — продолжил владыка Кирилл, — как только сошел снег, по всей территории валялись огромные кучи мусора. Несколько вагонов мусора мы вытащили только из-под откоса. Начали его жечь. Вдоль бровки откоса стеной стоял лес — примерно 100 стволов. 1–2 мая, пока народ праздновал и отдыхал, мы вместе с верующими мужчинами весь лес выпилили. Когда жильцы проснулись, пришли на работу сотрудники организаций, все ужаснулись: как это мог один монах сделать? Так началась жизнь в монастыре.

— Благовещенская обитель и Нижегородская духовная семинария, которые вместе начали свое движение к возрождению, останутся навсегда в моем сердце, где бы я ни был и какие бы монастыри или духовные школы я ни видел. Благодарю Бога, что Он судил мне потрудиться в этом месте. Желаю братии духовной милости, поддержки, чтобы она умножалась числом. А духовной школе — процветания и развития! — добавил митрополит Кирилл.

Как же в самом центре города, в оживленном месте, совершать монашеское делание, не отвлекают ли суета и шум городской жизни, — возникали у слушателей вопросы. «Есть такая поговорка, что стены не спасают», — заметил владыка Кирилл. А митрополит Георгий добавил:

— Мы слышали сегодня доклад о монастырях в миру. В советское время за веру гнали, но находились же самоотверженные люди, которые шли по монашескому пути! Бог напрямую разговаривает с сердцем человека. И если молодой человек пришел в монастырь и не удержался, причину надо искать внутри себя. Мы часто ищем повод, чтобы «соскочить» с благочестия. Мол, обстоятельства виноваты, монастырь в городе расположен. В Благовещенской обители за ее многовековую историю было много подвижников благочестия, и им происходящее вокруг не мешало, потому Бог жил у них в душе.

Документальные кадры

К юбилею Благовещенского монастыря по благословению митрополита Георгия был снят историко-документальный фильм «Древняя обитель на Дятловых горах». На встрече состоялась его презентация. Полную же версию покажут нижегородские каналы, телеканалы «Союз» и «Спас». Лента будет также доступна в социальных сетях.

Собравшиеся посмотрели 20-минутный презентационный ролик в сопровождении рассказа режиссера картины Ирины Судьиной-Вдовиной о ее помощниках и героях фильма, местах съемок и фактах, которые удалось узнать при работе в архивах, с историками и краеведами.

Первые съемки прошли в древлехранилище Нижегородского Вознесенского Печерского монастыря, в них участвовали настоятель архимандрит Тихон (Затёкин) и сотрудник арзамасского музея Русского патриаршества Алексей Андронов. 31 марта съемочная группа побывала в Москве, где митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл (Покровский), в 1990–2000‑х годах несший послушание настоятеля Благовещенского монастыря, дал интервью о начальном этапе его возрождения. Следующие кадры были сняты уже на территории самой Благовещенской обители.

— Для меня работа над этим фильмом — прикосновение к истории и красоте, — отметила режиссер. — Хотелось сделать фильм и красивым, и достоверным, и историческим. Он документальный, а рассказывать об истории, которая насчитывает 800 лет, непросто. Но нам очень хотелось пролистать все ее страницы, с основания до сегодняшнего дня. И я благодарна за содействие и помощь всем участникам съемок, в частности, историческому консультанту фильма архимандриту Тихону (Затёкину), за архивы, документы, литографии. Хочется, чтобы красоту и историю этой древней обители узнали и полюбили многие люди.

Преемники монашеского делания

Научную часть круглого стола, посвященного юбилею Благовещенского монастыря, открыл доклад старшего научного сотрудника Центра истории религии и Церкви Института всеобщей истории РАН, доктора исторических наук Алексея Беглова о судьбах русского монашества в ХХ веке.

Алексей Львович рассказал о том, как выживало монашество в период гонений на Русскую Православную Церковь. Обзор по состоянию монашества был дан с января 1918 года, после декрета об отделении Церкви от государства, до конца 1944 года (в этот период юридически монастыри в советской России не существовали).

— Обителям пришлось переходить в статус или приходских организаций, или сельскохозяйственных артелей, — рассказывает Алексей Беглов. — Постановлением Поместного Собора 1917–1918 годов при монастырях образовались союзы прихожан и братств, объединяющих приходские общины. По мере закрытия обителей монашество находит новые формы существования: домашние монастыри и подпольные общины. Первым путем пошли монашествующие закрывшихся обителей. Бывшие насельницы селились в деревнях и небольших городах. Вскладчину покупали домики, жили вместе небольшими общинками по пять-шесть человек, стегали одеяла, вязали носки, перебивались огородным хозяйством, пока не начались ссылки.

С 1922–1923 годов фиксируется второй тип изначально подпольных монашеских общин, в которых юноши и девушки принимали постриг тайно. Первый крупный куст таких общин возник в Пет­рограде внутри Александро-Невского братства еще в 1922 году, а второй в Москве, при Высоко-Петровском монастыре. Все свои силы их духовные руководители направляли на сохранение аскетической культуры православия, чтобы передать новому поколению основу иноческого делания: молитву, откровение помыслов и труд.

На волне новых репрессий, а затем и Большого террора 1937 года монастырей не остается. Братия или в ссылках, или репрессирована. Вместе с тем, монастыри активно открываются на оккупированных территориях в период войны. Хрущевское гонение становится новым, последним толчком для формирования монашеского подполья в СССР. До его окончания дожили единицы. Передать эстафету духовного делания не было возможности. Но полностью традиция не прервалась.

Марина Дружкова
Фото Александра Чурбанова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.