Мастер по восполнению утрат

19:19, 14 октября 2021
Как реставраторы дают вторую жизнь иконам

В Нижегородской епархии все активнее ведется работа по сохранению церковных памятников. С прошлого года при содействии Союза реставраторов в нашу область приезжают студенты московских и петербургских вузов — начинающие реставраторы. Для них работа по консервации икон под руководством опытных наставников — прекрасная практика, а для Церкви — дополнительная возможность не потерять старинные образы. Действуют в епархии и свои мастерские, где в настоящее время трудятся восемь специалистов.

Импрессионизм и иконопись

Среди ожидаемых результатов работы выездных школ реставрации — привлечение молодых специалистов на постоянную работу. К счастью, надежды оправдываются. Так, по приглашению руководителя епархиальных мастерских инокини Алипии (Андрейко) на постоянную работу в Нижний Новгород приехала выпускница Московского колледжа архитектуры, дизайна и реинжиниринга Светлана Хромина. В учебном заведении, по словам Светланы, студенты работали и с живописными полотнами, и с иконами, и с фресками, и даже с металлом и деревом.

— Бывает, у иконы отсутствует какая-то часть, и как художники-реставраторы мы можем сделать древесную вставку, ликвидировать отверстия, возникшие, например, из-за жуков-короедов или по другим причинам, — рассказывает Светлана. –– Сначала ты думаешь, что работы по реставрации мало, и ты будешь работать в музее, а когда начинаешь выезжать на практику, особенно на Дальний Север, понимаешь, что работа не заканчивается. Реставратор — человек, сохраняющий искусство, и именно возможность соприкоснуться с древними предметами искусства и привлекло меня к этой профессии. Бывает, попадаются артефакты и XIII века, и это просто поразительно.

По окончании учебы студенты выполняют выпускную квалификационную работу. Для реставраторов это не многостраничный научный труд, а восстановленная картина, икона, фреска (монументальная живопись) или копия, так как профессия реставратора подразумевает воспроизведение авторской живописи, которая была утрачена. Дипломной работой Светланы стала копия полотна американского художника Джона Сингера Сарджента «Гвоздика, лилия, лилия, роза».

— Я писала запрос в галерею «Тейт» в Лондоне, общалась с реставраторами, переводила с английского языка научные издания, которых нет в русском переводе, и воспроизводила его работу, но в уменьшенном варианте. Так положено делать, чтобы работа не считалась плагиатом, –– объясняет Светлана. –– Защитилась на отлично.

В Нижнем Новгороде девушка уже бывала в качестве участницы выездной школы реставраторов. Понравилось, что здесь есть хорошие мастерские, созданы условия для работы, поэтому решила начать свой профессиональный путь здесь. Сейчас она вместе с другими специалистами епархиальной мастерской работает над консервацией образов из Вознесенского храма села Степанова.

— Красочный слой на иконах достаточно жесткий, и требуется его размягчить, чтобы укрепить, — рассказывает специалист. — Области повреждения на образах большие, мы не можем просто наклеить один лист, а подбираем разные методики, чтобы справиться и с загрязнениями, и с «капризным лаком». Пока проводим самые необходимые мероприятия, а чтобы привести их в хорошее состояние, времени понадобится немало.

С мастерством и любовью

Всего профессионалы отреставрируют 84 иконы из Вознесенского храма в Степанове. Примерно две трети объема работ уже выполнено. Даже для опытных мастеров эти старинные образы представляют огромный интерес.

— Сейчас, после реставрации, мы можем оценить уровень написания икон, с каким мастерством и любовью они выполнены, — рассказывает старший реставратор мастерской Анна Завьялова. — Некоторые просто уникальны. Он и удивляют и вдохновляют нас. Например, образ апостола Андрея. За его фигурой изображен крест, на котором святой был распят. Это нечасто встречающееся изображение. Складки одеяния прописаны так, будто ткань находится в движении. Лик был сохранен полностью, но изображение руки утрачено, ее писали заново.

Степановские иконы имеют достаточно серьезные повреждения, а потому требуют от специалистов большой тщательности. До некоторых поначалу нельзя дотронуться кистью, настолько поврежден левкас (основа письма). Если же красочный слой потрескался и частички отошли от основания, их не убирают, а разглаживают и снова закрепляют. Реставраторы всегда подчеркивают, что их главная задача — сохранить авторскую живопись.

Над каждой иконой работает один мастер. Любой образ требует индивидуального подхода, профессионалы даже сравнивают работу над иконой с оказанием врачебной помощи больному. Они проводят и внешнее, и внутреннее обследование, ведь иконы имеют несколько слоев. Например, изображение могло несколько раз покрываться олифой или защитным лаком. Когда этот слой спустя несколько десятилетий темнел и икона старилась, иконописцы могли реставрировать изображение. Если же образ становился полностью неразличимым, допускалось написание совсем нового образа. Специалисты прослеживают всю его историю и, если это возможно, «открывают» живопись первого мастера, работавшего над иконой.

Для восстановления красочного слоя реставраторы используют натуральные пигменты. Работают специалисты с акварелью, твореным золотом и серебром, которые представляют собой крохотные частицы, перетертые в пудру. Поновленные образы, заиграв новыми красками, приковывают к себе взгляд. И правда, ведь мастерам удалось повернуть время вспять, благодаря чему драгоценные святыни возвращаются к верующим.

Дарья Петрова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.