Даниил Семикопов: «Нил Сорский— один из величайших подвижников нашей Церкви»

08:13, 20 мая 2011

Сайт Нижегородской епархии. Текст Дмитрия Романова.

В день празднования памяти преподобного Нила Сорского о нем рассказал кандидат философских наук, заведующий кафедрой церковной истории Нижегородской духовной семинарии Даниил Семикопов:

«Нил Сорский — один из величайших подвижников нашей Церкви. Сведения о нем скудны и отрывочны. Родился он около 1433 года в знатной семье. Его брат был дьяком Посольского приказа, но о детстве и юности самого преподобного мы ничего не знаем. До вступления в монашество Нил занимался списыванием книг, был «скорописцем». Впрочем, первые исторические сведения застают его уже иноком. Постригся будущий старец в Кирилло-Белозерском монастыре, где со времени самого основателя хранилось стремление к возрождению традиций раннего монашества.

Преподобный Нил Сорский изучил истоки восточнохристианской аскетической традиции. Совершив путешествие на Восток, в Палестину и в завоеванный турками Константинополь, он особенно долго пробыл на Афоне и, по-видимому, Афону был больше всего обязан тем, что стал наследником и распространителем византийской традиции безмолвного созерцания (исихазма).

По возвращении на родину (между 1473 и 1489 годами) Нил основывает скит, собирая около себя немногочисленных последователей, «которые его были нрава», и, предавшись замкнутой, уединенной жизни, интересуется почти исключительно книжными занятиями. Несмотря на эти занятия и любовь к уединению, он участвует в решении важнейших вопросов своего времени. В частности, преподобный выступал с протестом против землевладельческих прав монастырей на соборе 1503 года в Москве. Когда собор уже близился к концу, Нил Сорский, поддерживаемый другими кирилло-белозерскими старцами, поднял вопрос о монастырских имениях, равнявшихся в то время трети всей государственной территории и довольно часто бывших причиной деморализации монашества. Так началось историческое противостояние иосифлян и нестяжателей.

На протяжении всей истории древнерусской литературы лишь за одним Нилом Сорским в заглавиях его немногочисленных сочинений осталось имя «великого старца». Литературные произведения Нила Сорского — это ряд посланий, небольшое «Предание ученикам», краткие отрывочные заметки, более обширный монастырский устав, покаянная молитва, несколько напоминающая Великий канон Андрея Критского, и предсмертное «Завещание». Важнейшие из них — послания и устав: первые служат как бы дополнением к последнему. Общее направление мыслей Нила Сорского — строго аскетическое, но в более внутреннем, духовном смысле, чем понимался аскетизм большинством тогдашнего русского монашества. Иночество, по мнению Нила, должно быть не телесным, а духовным; оно требует не внешнего умерщвления плоти, а внутреннего, духовного самосовершенствования. Почва монашеских подвигов не плоть, а мысль и сердце. Нил Сорский был знатоком святых отцов и одним из самых образованных людей своего времени.

Но до конца своей жизни он избегал мирской славы и популярности. «Я стараюсь, сколько есть силы моей,— пишет старец в своем «Завещании»,— чтобы не быть сподобленным чести и славы века сего никакой, как в жизни этой, так и по смерти. Молю же всех, да помолятся о душе моей грешной, и прощения прошу у всех и от меня прощение: Бог да простит всех».

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской епархии обязательна.