Обошлись малой кровью

16:22, 22 ноября 2018

Мы продолжаем знакомить наших читателей с фрагментами объемного труда первого проректора Нижегородской духовной семинарии протоиерея Александра Мякинина, посвященного борьбе верующих Горьковской области за открытие храмов. С этим докладом отец Александр выступил в октябре на заседании историко-культурного «Нижегородского клуба» имени митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова). В прошлом номере мы рассказывали о военных и послевоенных годах вплоть до начала 1950‑х. Сегодня речь пойдет о том времени, когда во главе страны встал Никита Хрущев.

В 1959 году в стране начинаются так называемые «хрущевские» гонения на Церковь, и насильственное закрытие православных храмов приобретает массовый характер. Государство ставит перед партийными и советскими органами на местах задачу по проведению соответствующей работы по подготовке к закрытию приходов и роспуску религиозных общин. Уполномоченные Совета по делам религий были призваны возглавить в регионах эту антицерковную кампанию.

Работник Совета Сивенков на инструктивном совещании уполномоченных в январе 1959 года сетовал, что «количество церквей и молитвенных домов уменьшается крайне медленно, если на 1.01.53 их было 13 508, то теперь (т.е. в 1959 г.) 13 413».

В то же время власть опасалась открытого сопротивления со стороны верующих и поэтому настаивала на необходимости проведения подготовительной разъяснительной работы в массах. Ей хотелось, чтобы уменьшение количества действующих приходов выглядело как естественный процесс отхода населения от Церкви, как результат торжества научно-атеистического мировоззрения в умах советских людей.

Уполномоченные Совета оказывались в весьма затруднительном положении, потому что от них хотели невозможного. Рассчитывать, что после проведения коммунистами и комсомольцами бесед с верующими на атеистические темы, последние единодушно придут к мнению, что Церковь им не нужна и приходы начнут закрываться сами собой, было наивно. Закрывать храмы возможно было только с применением силы. Это довольно отчетливо понимал каждый уполномоченный. Но насилие естественно вызывало протест православных, приводило к возмущению действиями властей, к враждебному к ним отношению. Этого совсем не желали в Москве, и когда такие случаи имели место, первыми из виноватых оказывались уполномоченные.

Нужно сказать, что в Горьковской области до 1963 года ни один храм в епархии закрыт не был, хотя планов, судя по документам архива уполномоченного, на сей счет было предостаточно.

Еще в 1959 году уполномоченный Богданов посетил на праздник Вознесения Господня (11 июня) церковь села Семьяны Воротынского района. В отчете он пишет: «Всего в храме было около 1000 человек… На мой вопрос, чем объяснить массовое посещение верующими церкви в этот день, староста Феоктистов и гр. Баранов сказали, что среди верующих идет упорный слух о закрытии церкви. Поводом для этих слухов явилось увеличение налогов на священника, который заявил, что данную ему сумму уплатить не в состоянии и хочет отказаться от службы, а верующие решили: если священник отказывается от службы, другой также не пойдет, значит, церковь закроют… В этот день причащалось 119 человек, из них детей школьного возраста 20 человек… В этот день в районном центре в селе Воротынец на строительство дороги из колхоза никто не вышел». Заметим, что Семьянская церковь действительно была в плане закрытия на 1961 год.

В информационном отчете за 1961 год новый уполномоченный Массалков пишет, что в нынешнем году «никаких количественных изменений в церковной сети не произошло, — как было 50 зарегистрированных церквей, так и осталось». И далее: «После Постановления ЦК КПСС «О мерах ликвидации нарушений духовенством советского законодательства о «культах» — в стране закрыто 2500 церквей, а в нашей области в течение 10 лет не закрыто ни одной церкви. Да и не ставилась эта задача перед местными Советами». Потом Массалков предлагает «список слабых, затухающих церквей, в отношении которых можно поставить задачу перед местными партийными и советскими организациями о проведении подготовительной работы по закрытию их в ближайшие один-два года». В этом списке 12 храмов, но, забегая вперед, отметим, что, к чести горьковской паствы, возглавляе­мой архиепископом Иоанном (Алексеевым), 8 из 12 церквей удалось сохранить.

2 ноября 1963 года решением сельского облисполкома была закрыта первая в епархии церковь в селе Егорьевском Лысковского района.

В 1964 году с большими неприятностями и народными возмущениями было снято с регистрации три прихода в селах Папупово, Кременки и Пахотный Усад. Другие намеченные к закрытию церкви остаются действующими до сего дня. Таким образом, всего за период «хрущевских» гонений в Горьковской епархии было закрыто четыре храма. В последующие годы храмы в области не закрывались вообще. Прихожане снятых с регистрации церквей до 1990‑х годов ходатайствовали об их возвращении и разрешении богослужений. В архиве уполномоченного хранятся толстые папки с массой писем, где верующие требуют, угрожают, жалуются, слезно просят вернуть им церковь. Эти обращения с большим количеством подписей направлялись в разные инстанции, вплоть до главы государства, но все пересылались уполномоченному, и на них просителям давался сухой формальный ответ: «Церковь в селе N решением рай(гор)исполкома снята с регистрации. В настоящее время вопрос пересмотрен быть не может».

Милостью Божией Горьковская епархия в годы массового закрытия приходов обошлась малыми потерями, другие епархии Русской Церкви потеряли за период «хрущевских» гонений гораздо больше храмов и монастырей. Этот факт можно попытаться объяснить следующими причинами. Во-первых, в области и так было недостаточно храмов, и по числу ходатайств об открытии церквей епархия занимала одно из первых мест. Во-вторых, действующие приходы были довольно крепкие, их посещало много верующих. И, в-третьих, правящий архиерей предпринял максимум усилий, чтобы приходы не закрывались.

Подготовила Надежда Муравьева
Окончание в следующем номере

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.