Петь и жить без фальши

12:07, 30 марта 2022

С народной песней эта замечательная девушка выросла и, как ей кажется, даже родилась, а близка ей народная песня прежде всего своей добротой. Через несколько месяцев Лилия Большакова окончит вокальный факультет Нижегородской государственной консерватории, и на одного дипломированного солиста народного хора и преподавателя сольного народного пения в нашей стране станет больше. Хотя уже сейчас Лилю знают и как певицу, и как педагога. Но обо всем по порядку.

Жила-была девочка. Хорошенькая, умненькая, послушная и очень голосистая. И музыкальный руководитель в детском саду пригласила ее на прослушивание в народный образцовый фольклорный ансамбль «Прялица». Очень известный коллектив не только на Бору, но и далеко за его пределами. Девчонки из «Прялицы» покорили многие российские города, не раз выезжали на конкурсы и фестивали за границу. И всегда возвращались с Гран-при. Не зря в 2020 году ансамблю было присвоено звание «Заслуженный коллектив народного творчества». В последние годы стало уже доброй традицией участие «Прялицы» в церемонии открытия регионального этапа Рождественских чтений. Два года назад борские артисты были приглашены на Рождественские чтения в Москву, где выступали в зале Церковных соборов в Храме Христа Спасителя. Но это отступление. Вернемся к нашей героине.

Итак, Лиле шесть лет, она успешно проходит прослушивание и начинает заниматься новым для себя делом: народным пением. Она тогда мало что понимала в певческом искусстве вообще, и в русской народной песне в частности. Но детское сердечко не оставалось равнодушным, когда раздавались наигрыши и ее старшие подруги с притоптываниями выходили в центр. Они пели и про сударыню-барыню, и про родную Волгу, и про ромашки, и про донских казаков.

— Мне очень нравились все эти песни, — вспоминает Лиля, — потому что они добрые. Кроме того, на уроках нам начали рассказывать, что такое фольклор, как раньше праздновали свадьбу, какие обрядовые песни пели. Все это было очень интересно.

Первые шаги на сцене

Вскоре она сама начала выступать. До сих пор помнит свою первую сольную песню «Иди, Дуня, на базар» и первый конкурс, в котором участвовала с ней, будучи первоклассницей. Лиля не заняла тогда никакого призового места, но поняла, что на сцене ей нравится, несмотря на то, что по натуре она всегда была и остается очень стеснительным человеком.

— Стесняюсь всего, — признается девушка. — Своей внешности, своего голоса, своих привычек. А больше всего стесняюсь показывать свое творчество, потому что боюсь оценки людей, которые делают дело лучше меня и знают больше. Когда в консерватории что-то не получается, меня даже посещают мысли: я не должна здесь учиться, занимаю чье-то бюджетное место, заберу документы! Через час успокаиваюсь и понимаю, что надо просто больше работать.

Высокая самокритичность помогает Лиле постоянно расти в профессии. Она всегда сочувствует тем, кто поступил не туда, куда сам хотел, а куда направили родители.

— Не передать моего счастья, когда я вхожу в консерваторию, — улыбается Лиля. — Во мне столько жажды, страсти к учебе! Обучиться певческому искусству не так просто, как думают. Но я просыпаюсь каждый день с хорошим настроением, потому что иду в место, которое обожаю. Здесь стены дышат творчеством! Как же я благодарна учителям, которые вложили в меня душу и помогли поступить в это по-настоящему волшебное место! Бог наградил меня преподавателями…

Лиля начинает перечислять своих школьных учителей и педагогов в музыкальной школе и  консерватории. О двух говорит с особым чувством, это руководитель ансамбля «Прялица» Наталья Владимировна Кулькова и профессор Нижегородской консерватории, заслуженная артистка России Татьяна Алексеевна Кошелева:

— Она педагог от Бога, прекрасный человек. Учит нас не только пению, но и жизни. Как когда-то Наталья Владимировна, которая тоже стала мне очень близким человеком. Поступлением в консерваторию я обязана ей. Она научила меня не только петь, но вообще слышать и воспринимать музыку.

Педагог и певица

Сейчас Лиля на четвертом курсе. А еще работает. Три раза в неделю отправляется на электричке в город Семенов, где преподает вокал и ансамбль в детской музыкальной школе.

— Интересно было попробовать себя в этой профессии, получить опыт, — говорит молодой педагог. — Мои ученики — подростки 11–13 лет. Мы с ними дружим. Хотя сначала тяжеловато было. Но я стараюсь.

Своим ученикам Лилия Николаевна во всем показывает пример. В том числе на сцене. Она солистка ансамбля «Семеновская кадриль», созданного на базе музыкальной школы. Продолжает петь и в «Прялице», участвует в концертах в составе группы студентов Нижегородской консерватории. 

— Летом мы были на конкурсе в Краснодаре, — рассказывает наша героиня. — Там я познакомилась с руководителем государственного кубанского ансамбля «Криница», он был в жюри и пригласил меня к себе в коллектив. Ансамбль очень яркий. И поют, и танцуют, и ставят спектакли, ездят на гастроли. Мне хочется стать артисткой, но будет тяжело расстаться с родными. Когда я рассказала об этом предложении бабушке, она два часа плакала…

Большая семья

— Мне было одиннадцать, когда умерла мама, — спокойно говорит Лиля. За десять лет она уже привыкла говорить об этом без слез и эмоций. До 18 лет девочка жила с бабушкой и дедушкой. У папы была другая семья. Но он продолжал оставаться папой, Лиля подружилась с его женой, полюбила своего младшего брата. Сейчас ему 12, и они очень близки. А папы не стало два года назад.

— Меня иногда называют сиротой, и я сильно обижаюсь, потому что сама себя никогда ею не ощущала, — признается девушка. — Какая сиротка! У меня столько родственников! Но ощущение нехватки мамы было, особенно лет в шестнадцать. Мне тогда казалось, что меня никто не понимает, особенно бабушка. И я думала: а вот мама меня поняла бы!

— Сейчас моя семья — это бабушки, дедушка, брат, тетя, несколько двоюродных братьев, — перечисляет Лиля. — О собственной семье пока только мечтаю. Мечтаю, чтобы было много детей. Мне неважно, какая у моего избранника будет профессия, материальное и социальное положение, образование. И внешность не играет большого значения. Мне важно, чтобы с ним было интересно, чтобы мы уважали друг друга. Взаимоотношения — это главное. Все остальное приложится.

Что-то нести

Мы говорим с Лилей о музыке. Удивительно, но эта молодая девушка очень скептически относится к современной эстраде. Она ее просто не слушает, разве что случайно, когда в маршрутке едет и у водителя на весь салон из радио «бум-бум» раздается. В ее плей-листе — песни Зыкиной, Кубанского народного хора, советская эстрада.

— Я реагирую на талант, а не на популярность, — объясняет Лиля. — Самой мне не хотелось бы стать известной на всю страну. Зачем? Известные люди должны выходить на сцену не просто петь, а что-то нести людям. А я пока мало что могу нести. В популярности должен быть смысл.

Когда она знакомится с ровесниками, то рассказывает о народном пении и спрашивает, почему всем нравится «долбежка», ведь так интересно прислушаться к музыкальной ткани народной партитуры, к тембрам народного ансамбля.

И Лиля затягивает: «Сладка ягода в лес поманит, щедрой спелостью удивит. Сладка ягода одурманит, горька ягода отрезвит…» А ведь зря она так о себе, что не может, мол, ничего пока людям нести, думаю я, слушая и любуясь молодой певицей. Еще как может! Лиля останавливается и после небольшой паузы добавляет к тому, о чем мы говорили минутой ранее, словно завершая наш разговор: «Эта песня заставляет задуматься. Я ненавижу фальшь, особенно на сцене».

На клиросе

Год назад Лилина жизнь круто изменилась — девушка открыла для себя православие. Она выросла в семье, где не было принято ходить в храм, хотя в детстве ее крестили, а в 11 лет бабушка водила внучку причащаться. После этого Лиля была в храме еще раза три: то на отпевании, то просто свечку поставить. А потом познакомилась с человеком, который пел в церковном хоре. Он открыл ей новый мир — мир Церкви. И именно в это время в консерваторском расписании появился новый предмет — «Древнерусское певческое искусство».

— Как раз Великий пост начался, — вспоминает девушка. — Наша преподавательница рассказала, какие песнопения поют в православном храме, какие чтения читают. Было очень интересно. И я начала ходить по воскресеньям в церковь. Сначала просто смотрела. Мне нравилось, как поют на клиросе. Слушала и наслаждалась. Тоже хотелось попеть.

Она и не мечтала, что вскоре ее тоже позовут на клирос. Лиля пригласила священника освятить квартиру, и он, увидев у нее дома гитару, балалайку и баян, поинтересовался, чем девушка занимается. А дальше все завертелось-закрутилось: Лиле дали телефон регента хора борского храма в честь Успения Божией Матери, она позвонила, потом пришла, ее хорошо приняли, и теперь она поет в церковном хоре.

— Это совсем не то, что я пою на сцене, — говорит Лиля. — И пою по-другому, и отношусь по-другому. Я пока только учусь. А еще меня пригласили работать в воскресную школу, и я согласилась, занимаюсь с детками музыкой. Мне так нравятся эти дети: они открытые, веселые, им все интересно.

Теперь Лилина неделя расписана по часам: консерватория, музыкальная школа в Семенове, концерты, в воскресенье — пение на клиросе и воскресная школа. Выходных у молодой девушки нет совсем. Но это ее не смущает, ведь все, чем она занимается, ей интересно. И душеполезно.

Ровно год прошел с тех пор как Лиля начала ходить в храм. Вновь наступил Великий пост. Наша героиня вошла в него совершенно другим человеком.

— Начала обращать внимание на других людей, другую литературу, сама стала иначе жить, — замечает она. — Год назад и сейчас — это две разные жизни двух совершенно разных людей. Я погрузилась в себя, стала больше беспокоиться о своей семье, переоценила свои поступки. Православие настраивает человека на правильную жизнь, хорошее отношение к другим.

Впереди у этой прекрасной девушки — прекрасное будущее. Для этого у нее есть все: талант и образование, работоспособность и требовательность к себе, любовь к выбранному делу и открытость новому. С ней народная песня, в которой, как в пословице сказано, «живет душа русского народа». Эта же душа живет и в духовных песнопениях. И здесь у Лили тоже большие возможности, которые укрепляются ее желанием глубже вникать в эту тему. С Божией помощью у нее все получится. И, может быть, когда-нибудь с экранов телевизоров мы услышим это имя — Лилия Большакова, хоть сама она и не мечтает об известности.

Текст: Оксана Москвина

Фото: личный архив Лили Большаковой