Почему обряд — продолжение Закона?

18:38, 1 сентября 2022
Первый храм богоизбранного народа

На Синае вместе с Законом, начертанным на скрижалях, Моисей получил от Бога повеление относительно устройства внешнего религиозного культа евреев. Для людей, привыкших к чувственному восприятию Божества, понадобилось, по слову святителя Иоанна Златоуста, и «чувственное богослужение, требовавшее множества обрядов».

Моисей объявил израильтянам о создании в стане походного храма — дома Божия, скинии свидения. Храм был необходим для поднятия религиозного духа народа и в противовес язычес­кому стремлению израильтян иметь перед собой осязаемое божество для поклонения.

«По немощи и жестокосердию народа, чтобы евреи не презрели обнаженный от всего Закон и не прилепились к чтилищам других народов, видя, что служение оным украшено привлекательными и великолепными чиноположениями, Моисей, по слову Божию, установил обряды», — объясняет преподобный Ефрем Сирин. «Я уверен, что ничто не установлено было Богом через Моисея напрасно, без основания, с целью низкою и недостойною Божия законодательства и Моисеева служения, хотя и трудно для каждой тени изобресть особое умозрение, объясняющее все подробности узаконенного», — размышляет святитель Григорий Богослов.

Устройство скинии

Скиния представляла собой храм-шатер, деревянный остов которого был покрыт прекрасными расшитыми тканями и тщательно выделанными кожами, а шесты обложены золотом. «И приходили все, которых влекло к тому сердце, и все, которых располагал дух, и приносили приношения Господу для устроения скинии собрания и для всех потребностей ее и для священных одежд» (Исх35:21).

Скиния поражала изяществом и богатством убранства, она состояла из трех частей: Святое святых, святилища и двора. «Три части скинии соответствуют духовному состоянию Церкви при Моисее, пророках и Христе. У Моисея возвещается преимущественно Единое Божество; у пророков проповедуется преимущественно Двоица, а в Евангелиях открывается Троица, — сообразно с временами и поколениями», — пишет святитель Епифаний Кипрский. Эта проповедь Богопознания, по его словам, «сперва выражает оправдания плотские, как бы воздвигая внешнее ограждение храма при Моисее; а потом излагает оправдания души в остальных пророчествах, как бы украшая святилище; в-третьих же, излагает оправдания духа в Евангелиях, как бы устрояя очистилище и Святое святых».

В огороженный просторный двор народ входил для молитвы. Здесь был расположен окованный медью жертвенник всесожжения, который теперь должен был стать единым для всего народа, и большая медная умывальница, где священники омывали перед богослужением руки и ноги.

В противоположность язычес­ким капищам скиния была обращена к западу. Вход во двор и скинию располагался с востока. Помещение скинии разделялось на две неравные части роскошной завесой с изображением херувимов (невидимых высших сил, предстоящих Гос­поду) в облике человека с крыльями, а наверху были вышиты серафимы — незримые высшие силы, изображенные с человеческими лицами и шестью крыльями.

Большее отделение, называемое святилищем, предназначалось только для священников. Справа в нем стоял деревянный стол, обшитый золотыми листами с 12 (по числу колен израильского народа) хлебами предложения, которые менялись каждую субботу. Слева располагался золотой семисвечник — светильник из семи горящих лампад. В центре устанавливался кадильный жертвенник для благовоний.

Самое святое место на земле

За завесой располагалось Святое святых с главной святыней храма — окованным золотом Ковчегом Завета. В нем хранились скрижали Завета в знак того, что основанием для пребывания Бога с народом служит исполнение заповедей. Крышка Ковчега, отлитая из чистого золота, имела по сторонам две фигуры херувимов. Между ними Господь являлся Моисею в облаке и возвещал Свою волю. Перед Ковчегом был поставлен золотой сосуд (стамна) с манной. Входить в Святое святых мог только первосвященник один раз в год, в день очищения.

Учреждение скинии показывает, что она будет иметь лишь прообразовательное, а потому только временное значение. Преподобный Ефрем Сирин в толковании на книгу Исхода пишет: «Покажу тебе (говорит Господь Моисею) образ скинии» (Исх25:9). Называем скинию образом, давая тем разуметь, что она прейдет и даст место Церкви Христовой, которая, как совершеннейшая, пребудет вовек».

Остановившиеся у горы Хорив толпой беглых рабов, израильтяне имели теперь религиозное и теократическое гражданское устройство. Искушенные горьким опытом непослушания Господу, они убедились, сколь пагубно нарушение Его святых заповедей. Они пережили страшное чувство богооставленности при нарушении Завета и радость восприятия духа сыноположения при восстановлении союза с Богом. В сердцах народа запечатлелись трепет и ужас при даровании Законодательства, но также и неизреченная любовь Творца, которая легла в основу Закона. Господь постепенно подготавливал израильский народ к миссии хранителя и распространителя истинной религии.

В 20-й день второго месяца, на втором году по исшествии евреев из Египта, от скинии поднялось облако, и израильтяне сняли шатры и двинулись в путь. Они стояли у Синая почти год (Чис 10:11–12). Перед этим Господь повелевает исчислить колена Израильские, — чтобы показать истину Своего обетования, данного Аврааму, о чрезмерном умножении его потомства при возвращении из египетского рабства.

Подготовил иерей Сергий Ураков

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.