Протоиерей Александр Малафеев: «Мы, как военные, даем присягу Церкви»

19:29, 25 февраля 2022

«Ратная служба спасительна для христианина при условии соблюдения заповедей о любви к Богу и ближним, вплоть до готовности положить душу свою за други своя. Позиция Русской Православной Церкви в отношении воинского служения зафиксирована в положении о военном духовенстве, принятом на заседании Священного Синода в 2013 году. В наши дни сотрудничество между Церковью и армией постоянно расширяется. О буднях военного отдела Нижегородской епархии мы побеседовали с руководителем отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами прото­иереем Александром Малафеевым.

— Священники должны нести евангельскую проповедь своей пастве, — говорит отец Александр. — А наша паства — это не только прихожане храмов, ее частью являются и военнослужащие Вооруженных сил, Национальной гвардии, сотрудники правоохранительных органов и других военизированных структур. Везде служат православные христиане, которые нуждаются в духовном окормлении. И наша задача — способствовать их духовному росту и общению с Богом. Для этого на территории воинских частей и других подобных формирований строятся храмы либо часовни или обустраивают молельную комнату. Туда для совершения таинств, общения, участия в торжественных мероприятиях приходят священники. Все ради главной цели — нести слово Божие людям в погонах.

Министерство обороны РФ утвердило официальную штатную должность помощника командира по работе с верующими военнослужащими. В их компетенцию входит участие во всех официальных мероприятиях и церемониях, а также личное общение с военнослужащими.

— Люди в армии действительно стремятся к общению со священником?

— Конечно. Как только заканчивается официальное мероприятие или богослужение, у священника появляется время на встречи с личным составом. Всегда есть те, кто желает поговорить с батюшкой, если не на духовные темы, то на практические, бытовые. Показательны визиты правящего архиерея в академию МВД или управление Росгвардии. Вопросов к нему поступает традиционно много, и это говорит о большом интересе к православию и жизни Церкви.

— Какую еще работу, кроме личных встреч, проводят штатные священнослужители Минобороны?

— Первейшая обязанность священника — богослужение. Поэтому на территории режимных объектов, где есть храмы, часовни или молельные комнаты, по установленному графику совершаются службы, на которые приходят все желающие. Проводятся также лекции — в соответствии с планами и профильные, если возникает запрос на определенную тему. Например, в правоохранительных органах мы говорим о сектах, неоязыческих культах и отношении к ним Русской Православной Церкви. Для этого привлекаем в том числе преподавателей Нижегородской духовной семинарии. Одна из самых часто возникающих — тема греха. Если ты воин и вынужден применять оружие, убивать, как с этим жить? Что говорит православное вероучение? У людей есть потребность разобраться в подобных сложных вопросах.

— Есть ли те, кто, служа в армии или при исполнении профессионального долга, принимает крещение?

— Статистика таких случаев невелика. В среднем в закрытых воинских частях крестятся от пяти до двадцати пяти человек в год. Чаще речь идет о пробуждении духовных потребностей вообще. Когда молодые люди поступают в ряды Вооруженных сил, несут службу, к ним нередко приходит осознание того, насколько тонка грань между жизнью и смертью. На этот духовный запрос и отвечает священник. Большое подспорье при этом оказывают сослуживцы, которые имеют опыт церковной жизни и могут дать доб­рый совет. Как итог, многие воцерковляются, кто не был крещен, принимают крещение, а некоторые впоследствии избирают воинскую службу в качестве профессии, тем самым встают на защиту Отечества, будучи воцерковленными людьми.

— Работа военного отдела регламентирована законодательно?

— В своей работе мы ориентируемся на закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». Государство гарантирует каждому военнослужащему как гражданину РФ право исповедовать ту или иную религию, а мы оказываем помощь в реализации этого права.

Вопросами законодательных основ и регламентацией работы военных отделов епархий занимается викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси епис­коп Бронницкий Савватий, который с прошлого года возглавил Синодальный отдел по взаимодействию с Вооруженными силами и право­охранительными органами. Например, до сих пор нет официального документа, в соответствии с которым помощники по работе с верующими могли бы быть у командиров воинских подразделений Росгвардии. Надеемся, что владыке Савватию удастся разрешить этот вопрос.

— Насколько я знаю, к помощникам по работе с верующими предъявляются особые требования: уровень образования, положительное заключение медицинской комиссии, специальная подготовка… Изменялись ли они в последние несколько лет?

— Действительно, в Положении по организации работы с верующими военнослужащими прописаны критерии, предъявляемые к военным священникам, и они не менялись. Другое дело, что в нашем случае они неисполнимы. В числе основных требований служба в армии и физическая подготовка. Многие священники зрелого возраста, которые могли бы нести пастырское служение в воинских частях, не подходят по состоянию здоровья. Или почему, например, у нас только один священник является штатным, а все остальные внештатные? В Синодальный отдел по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами поступали обращения из разных епархий по этому поводу, и мы надеемся, что в конечном итоге критерии будут пересмотрены.

— Как на практике выбирают священника на данное послушание?

— Требование одно: большое желание пастыря и полная самоотдача. Священники как военные. Мы все под присягой. Мы присягали служить Церкви до конца дней своих и полностью посвятить себя этому служению. В армии тем более нельзя выполнять свои обязанности формально. Пользу можно принести только проявляя усердие. Многие командиры просят, чтобы к ним приходили священники старшего возраста, с жизненным опытом, и мы стараемся давать это послушание именно таким батюшкам. Кандидаты проходят отбор и утверждаются управляющим Нижегородской епархией.

В крупных воинских частях одного батюшки недостаточно, не помешали бы дополнительные кадры, так как священникам нужно уделять время выполнению и других послушаний, и времени не всегда хватает. Кстати, в военном отделе Нижегородской епархии трудятся только священнослужители, у нас в штате есть полковник в отставке Владимир Николаевич Кузнецов, ветеран Афганской войны. Его знания и навыки очень помогают нам.

Наша работа должна иметь документальную основу, поэтому у Нижегородской епархии подписаны соглашения о сотрудничестве с ГУ МЧС по Нижегородской области, Нижегородской академией МВД России, управлением Росгвардии по Нижегородской области. Раз в год я утверждаю с разными ведомствами план работы, где определяются конкретные мероприятия с участием священнослужителей.

— В каких памятных мероприятиях вы участвуете?

— Событий патриотического характера достаточно много. Мы совершаем молебны и панихиды в дни воинской славы, на торжественных мероприятиях ведомств, 22 июня принимаем участие в акции «Свеча памяти». Почти в каждой части есть мемориал, посвященный погибшим на поле боя солдатам или при исполнении служебного задания сотрудникам, поминовение которых мы совершаем. В последнее время сложилась тенденция, что сотрудники разных ведомств обращаются с вопросом, есть ли у них небесный покровитель. Для ведомств пишутся иконы святых, в дни их памяти мы служим молебны. По благословению митрополита Георгия я как руководитель военного отдела всякий раз представляю Нижегородскую епархию на таких мероприятиях. И всегда, когда приходится выступать с пастырским наставлением, стараешься делать это неформально, чтобы слово Божие проникало в сердца всех присутствующих.

— Работу детских православных дружин, «Юнармии», сборы для школьников вы тоже курируете?

— Детские православные дружины курирует отдел образования епархии, но и мы участвуем во всем, что касается военно-патриотического воспитания, помогаем в поиске педагогов-инструкторов, организуем экскурсии в воинские части, встречи с ветеранами. Дружины активно взаимодействуют с ветеранскими организациями. Для детей общение с настоящими воинами, которые побывали на фронтах, участвовали в боевых действиях, всегда интересно. В Нижегородской епархии есть зарекомендовавшие себя, проверенные временем военно-патриотические проекты: духовно-нравственные военно-патриотические учения «Горлица», международный военно-спортивный фестиваль «Православный воин», который в этом году должен проходить уже в девятый раз неподалеку от Дивеевской обители.

— Отец Александр, что бы вы пожелали защитникам Отечества в день их праздника?

— Современный День защитника Отечества — 23 февраля — исторически был Днем Красной армии, а до революции День защитника Отечества праздновался 6 мая, в память Георгия Победоносца, и все представители Вооруженных сил в этот день сугубо его поминали. В последнее время 23 февраля священники всегда посещают воинские части, поздравляя не только защитников, но и защитниц. Мы чествуем всех людей, которые отдают свои силы на то, чтобы все мы могли спокойно жить, трудиться, растить детей и внуков, вносить свой вклад в процветание нашей Родины. Вспоминаем всех тех, кто отдал жизнь ради мирного неба над головами своих соотечественников. Хочется пожелать, чтобы по молитвам всех святых покровителей нашего воинства Господь уберег нас от напастей, бед, искушений, даровал нашим защитникам душевные и телесные силы, здоровье и многая благая лета.

Дарья Петрова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.