Путь Веры

13:46, 14 октября 2020

Памяти игумении Антонии (Мироновой)

Отпевали ее 31-го числа, а вечером в тот же день была всенощная на батюшку Серафима. Мать Антония почти всегда посещала 1 августа Дивеевские торжества, а тут не было ее — только схоронили. Владыка Варнава приехал в Дивеево с отпевания. Из Выксы, из Иверского монастыря, где она прожила столько лет, а последние шестнадцать была настоятельницей.

Верочка

— Помню ее такой сильной, в кирзовых сапогах, — рассказывала мне одна жительница Дивеева, свидетельница и участница восстановления Троицкого собора, — работала до седьмого пота. В соборе был склад, и мусора аж до второго этажа. Будущие дивеевские сестры делали всю самую тяжелую работу. Среди них и Верочка.

Верочка… Три десятилетия назад она — выпускница регентского класса из лавры преподобного Сергия — приехала в тогда еще разоренный Четвертый удел Пресвятой Богородицы. Стала одной из первых насельниц, а через несколько лет начала возрождать Иверскую обитель в Выксе. В 2004-м стала настоятельницей, а в 2012-м митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий возвел ее в сан игумении.

А крестили ее в Митрофаниевской церкви города Пензы. Когда после таинства стали причащать, Верочка, приняв Тело и Кровь Христовы, протянула ручки к батюшке, стала просить еще. Тот удивился и… еще раз причастил.

Потом семья колесила по стране, жили и в Ростовской области, и в Волгоградской. Православная вера, которую носили в сердце мама и бабушка, была искренней и горячей, и девочка по имени Вера впитала ее с молоком матери. Отчим был коммунистом, но к религии враждебно не относился. Судьбоносным для семьи стал переезд в Загорск Московской области.

От преподобного — к преподобному

В Загорске, бывшем Сергиевом Посаде, Вера окончила школу и медицинское училище, работала медсестрой в больнице. Собиралась поступать в институт, но тут семья познакомилась с отцом Венедиктом (Пеньковым), тогда насельником лавры, а впоследствии наместником Оптиной пустыни и духовником семьи. Он и предложил Вере поступить в регентский класс при Московской духовной академии. Став профессиональным регентом, девушка продолжала петь на клиросе в Ильинском храме монастыря, еще и с бухгалтерией в лавре помогала (за плечами были бухгалтерские курсы).

Практически вся жизнь проходила в Церкви. Она видела великих молитвенников — архимандритов Кирилла (Павлова) и Наума (Байбородина). И о том, чтобы уйти в монастырь, думала не раз. Однажды отец Венедикт прямо спросил ее, каким путем она хочет идти. После этого разговора Вера без колебаний выбрала монашество.

Духовник предложил ей тогда уехать подвизаться на Святую землю, в Иерусалим — вдруг представилась такая возможность. К удивлению батюшки, девушка отказалась.

— Я молилась усердно, — рассказывала матушка. — Кажется, радоваться бы, но я не хотела ехать. Сначала и сама не понимала, почему. А потом поняла. Я просто не могла оставить Россию. Как только представляла себе отъезд, такая тоска накатывала, что хоть волком вой. Хотя никакого особого патриотизма у меня не было. У нас, мне кажется, на Руси чувство к Родине особое. Ведь знаете, что мы теперь в Иерусалим на Вербное воскресенье везем? В чемоданах у нас вербы! Сестры там так их разбирают! Потому что это частица России.

Даже отцу Венедикту она не могла толком объяснить свой отказ. Батюшка недоумевал и привел девушку за советом к отцу Кириллу. А тот сказал: «Лучше российские монастыри». И стало ясно, что в ближайшее время никуда она не поедет. Советский Союз к тому времени пусть неофициально еще, но распался, Рига и Пюхтицы — это уже зарубежье. А в России тогда монастырей не было, и у Веры было такое ощущение, что они появятся, только когда она станет старушкой.

Когда в 1989 году в Дивееве разрешили создать приход и обустроили молельный дом в честь Казанской иконы Божией Матери, Вера Миронова приехала сюда потрудиться — отец Венедикт благословил помочь на клиросе и с бухучетом. Из 12 духовных чад, посланных в Дивеево, он только ей сказал: «Послужи батюшке Серафиму, но к месту не привязывайся. Пошлют на другое послушание — поезжай».

На ее глазах Дивеево поднималось. Особенно памятны были дни, когда стало известно, что найдены мощи преподобного и по России отправился крестный ход со святыней. В ноябре 1991 года в обитель прибыла монахиня Сергия (Конкова), ставшая игуменией. На следующий год, в 1992-м, на Рождество Христово Веру одели в рясофор, а в 2004-м постригли в мантию. Имя она получила в честь преподобного Антония Радонежского.

Литография

От батюшки Серафима она отправилась трудиться в обитель, созданную по благословению преподобного Варнавы Гефсиманского. Это был 1996 год. Благословили неожиданно, но с той самой минуты как оказалась в ее руках одна старинная литография, монастырь уже не был ей чужим.

— За несколько лет до этого, — рассказывала матушка, — к нам в Дивеево приехали паломники из Выксы. Я очень редко была дежурной по приему паломников, но в тот памятный день была именно моя чреда. Они подарили мне старинную литографию с видом Иверского монастыря. К тому времени от его былой красоты ничего уже не осталось, но я этого не знала. Я посмотрела на литографию и… На самом деле я человек несентиментальный, вызвать у меня восторженные чувства не так просто. Но тут — это трудно объяснить — я увидела монастырь и сразу полюбила его. Пронзила мысль: Господи, хоть бы чуть-чуть послужить ему! Имела в виду, может быть, что-то переписать для них, ноты какие-то дать. Ни до, ни после у меня не было больше такого чувства.

И она приехала в эту обитель. Восстанавливала, украшала… Создала детский приют. Многие из ее воспитанников уже вышли во взрослую жизнь. Было у матери Антонии еще одно послушание. Она преподавала историю Русской Церкви в Выксунском духовном училище и в Центре подготовки церковных специалистов «Покров».

Человек незаурядных способностей, мать Антония, по словам епископа Выксунского и Павловского Варнавы, еще и тонко чувствовала внутреннее состояние человека. Имея богатый духовный и жизненный опыт, для каждого находила слова ободрения.

— Всегда радушная и внимательная к нуждам сестер и духовенства — даже самым обычным, бытовым, — она всем запомнилась своим добрым, участливым сердцем, — сказал управляющий Выксунской епархией. — Когда она впервые приехала ко мне в Свято-Успенскую Флорищеву пустынь ранней весной 2006 года, я только начинал восстанавливать монастырь. Матушка привезла с собой икону преподобного Варнавы Гефсиманского, зная, что он мой небесный покровитель. Нас во Флорищах тогда было мало, я и два трудника, и ее визит был очень приятен. Я чувствовал исходящее от нее тепло. Когда Божиим Промыслом я встал во главе новообразованной Выксунской епархии, а Выксунский Иверский монастырь стал центром монашеской жизни, мы много трудились вместе с ней.

29 июля завершился земной путь матери Антонии. Она покинула этот мир после опасной операции и тяжелой болезни. Похоронили матушку за алтарем Успенского храма. Возрожденного за время ее игуменства.

Текст: Надежда Муравьева
Фото из архива Иверского монастыря

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.