Ради Христа или ради себя?

15:35, 13 ноября 2019

«Все же не ради Христа делаемое, хотя и доброе,
мзды в жизни будущего века нам не представляет, да и в здешней жизни благодати Божией
тоже не дает», — говорил преподобный Серафим. Часто ли мы помним об этой цели, приходя
на службу, начиная молиться? Руководят ли нами добрые намерения или ложные побуждения?
На вопросы читателей отвечает клирик храма во имя Всемилостивейшего Спаса протоиерей
Владимир Гофман.

Допустимо ли начинать пост, если главный
повод поститься для меня — не есть лишнего, чтобы поправить здоровье?

— Начинайте, почему
нет? Только назовите ваш подвиг не постом, а лечебной диетой. И вопросов не будет.
И здоровье, возможно, поправите. А пост — 
это нечто другое. Он тоже подразумевает поправку здоровья, но не тела, а
души. Любой пост —  это в первую очередь время
покаяния. Поэтому верующие люди особенно внимательно относятся к своей духовной
жизни, серьезно готовятся к таинствам Исповеди и Причащения, чаще, чем обычно, приобщаются
Святых Христовых Таин. Зачем установлен пост? Для нашей пользы. Слишком чувствительные
к болезням телесным, мы не чувствительны к болезням нашей души, мы часто не осознаем
их, не связываем их с грехами, то есть с преступлениями нравственного закона. А
это гибельно для человека. Пост, установленный Богом и предлагаемый нам Церковью,
и есть напоминание: человек, ты о теле своем не забываешь, но у тебя есть еще и
душа, ну-ка, посмотри на нее —  если болит
она, то не пора ли заняться лечением? Сосредоточение на молитве, воздержание от
зависти, злобы, гнева, раздражения, сохранение мира в душе —  вот что требуется от нас во время поста. Кроме
того, ограничение в пище, развлечениях. И это понятно —  кто имеет силы воздерживаться физически, тот найдет
в себе силы и к духовной брани.

Из вопросов для подготовки к исповеди узнала,
что гематоген относится к запрещенной пище, так как в его составе кровь. Действительно
ли нельзя его есть и почему?

— Это из Ветхого Завета.
Закон запрещал вкушать кровь животных: «Только строго наблюдай, чтобы не есть
крови, потому что кровь есть душа: не ешь души вместе с мясом; не ешь ее: выливай
ее на землю, как воду»  (Втор 12:23–24)
.  Кровь животных предназначалась для богослужения:
«потому что душа тела в крови, и Я назначил ее вам для жертвенника, чтобы очищать
души ваши, ибо кровь сия душу очищает; потому Я и сказал сынам Израилевым: ни одна
душа из вас не должна есть крови, и пришлец, живущий между вами, не должен есть
крови. Если кто из сынов Израилевых и  из
пришельцев, живущих между вами, на ловле поймает зверя или птицу, которую можно
есть, то он должен дать вытечь крови ее и покрыть ее землею» (Лев 17:11–13
).
Но мы живем не по ветхозаветным законам. В христианстве нет установлений о жертвоприношениях,
связанных с кровью, как нет и ритуального почитания никакой крови, кроме Крови Господа
Иисуса Христа, пролитой нашего ради спасения. В текстах Нового Завета не раз говорится,
что соблюдение ветхозаветного обряда для христиан является необязательным. Христос
ясно сказал: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит
из уст» (Мф 15:11)
. Вспомним апостольские слова: «Для чистых все чисто; а
для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены и ум их, и совесть»
(Тит 1:14–15)
.

Однако запрет на употребление
крови животных мы можем встретить в правилах Вселенских соборов. Отсюда и разногласия
среди священства и ученых-богословов по этому поводу. Некоторые исследователи считают,
что запрет носит канонический, а не догматический характер и не имеет сакрального
объяснения, помимо того, которое отражено в текстах Ветхого Завета. Первые христианские
общины объединяли людей, вышедших из иудейской традиции и продолжавших соблюдать
некоторые обряды древности, и бывших язычников. А потому, чтобы не было разногласий
и обособлений на общих трапезах, некоторые установления Ветхого Завета были утверждены
как обязательные для всех. Сегодня же запрет на употребление крови можно рассматривать
как культурно-историческое явление, и следовать или не следовать этому запрету —  личное дело верующего человека.

Взрослый сын болен алкоголизмом. Он сам
это понимает, но лечиться пока не идет. Я хотела бы приобщить его к молитве. Есть
ли возможность это сделать?

— Нам всегда следует
помнить, что Бог единственный и истинный целитель души и тела. Как известно, нарко-
и алкогольная зависимость поражает обе составляющие человека: и душу, и тело. Воспринимая
Христа как личного Спасителя, больной искренне надеется на Него, верит, что только
Он даст ему исцеление. И начинается выздоровление. При двух условиях: человек обещает
Богу, что больше не вернется к прежней жизни, начинает жить по-христиански и, возможно,
лечится у врача. Понятно, что обращение к Богу в этом случае может быть только личным
—  молитвы матери и жены, конечно, хорошая
поддержка, но если сам больной не желает исцелиться и ничего для этого не делает,
то и толку будет не много, все же «просящему дается» (Мф 7:7). Как же убедить
больного в необходимости лечения? Как обратить его сердце к Богу, а язык — к молитве?
Господь даст силы человеку для преодоления даже того, что ему по своим силам невозможно.
«Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему»
(Мк 9:23)
. Но для этого нужна вера. И о ней нужно просить Бога —  чтобы Он вселил ее в сердце вашего сына. Мы зачастую
и сами имеем очень слабую веру. Но, как евангельский отец одержимого бесом отрока,
надо со слезами просить: «верую, Господи! помоги моему неверию» (Мк 9:24).

Столкнулась с проблемой алкоголизма в своей
семье. Верующая соседка посоветовала походить в школу трезвения при храме. Как это
может помочь?

— Реабилитационным
центром или «школой трезвения» для больных, обратившихся к Богу, может стать любой
приход, было бы искреннее желание и молитва о спасении. Чаще всего сами больные
таковыми себя не признают и лечиться не хотят. Что остается родным? Молиться за
них? Конечно. Но кроме того еще и учиться у специалистов, как вести себя с больным
алкоголизмом или наркоманией. Психологическая обстановка дома, в семье играет очень
важную роль в лечении. Правильному поведению, молитве —  всему, что составляет помощь больному, и призваны
научить «созависимых» реабилитационные центры. Нужно использовать все способы для
спасения близкого вам человека.

Мы с мужем не могли иметь детей. Взяли
ребенка под опеку, но не выдержали всех трудностей —  вернули в детский дом. Можно ли отмолить такой
грех?

— Грех (от греч.
amartia —  ошибка, промах, мимо цели) —  повреждение человеческой природы, болезнь души.  В церковном понимании грех —  это рана, которую человек наносит своей душе.
Причем наносит ее себе сам и таким образом удаляет себя от Бога. Господь прощает
нам всякий грех (кроме самоубийства), как только мы в нем искренне раскаемся. Но
это не значит, что рана перестанет болеть. Она может болеть всю оставшуюся жизнь
(и в этом тоже есть определенный смысл). Если вы задаете такой вопрос, то, скорее
всего, вы осознали, что отказ от ребенка — 
грех, вы чувствуете это и уже раскаиваетесь в содеянном. Нужно прибегнуть
и к таинству Покаяния в церкви, а дальше молиться и лечить ту рану, что нанесли
себе сами. Слово «отмолить» неподходящее. Нужно не отмаливать формально, а именно
лечить. Господь-то простит, а можно ли самому забыть такой поступок?

Отсидел срок в тюрьме за кражу. В заключении
посещал службы, много читал. Когда вышел, уехал жить в деревню. Там люди своими
силами восстанавливают храм. Предложил помощь, в том числе и посторожить —  отговорились, мол, не нужно. Как не разочароваться,
если даже верующие люди отвергают, не говоря уже об остальных?

— Чтобы не разочаровываться,
не нужно очаровываться. Церковь наполняют и составляют ее обычные люди. Да и входящего
в церковь обязательно подстерегают
искушения. Вот вы и столкнулись с одним из них, причем не самым трудным, а уже сразу
проявили слабость. Может, стоило сначала зарекомендовать себя среди сельчан верующим,
добросовестным человеком? Глядишь, они сами предложили бы вам поучаствовать в восстановлении
храма. Никто вас и не отвергал, но про­явилось некоторое недоверие. Ну так что?
Развенчайте его своей добропорядочной жизнью, а то сразу: «меня отвергают, какой
я гонимый да несчастный!» И еще один совет. Не мой —  евангельский: надо учиться прощать людям обиды
и недостатки. «Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам
Отец ваш Небесный» (Мф 6:14)
.

Не могу заставить себя приложиться к мощам,
особенно открытым. Когда думаю, что там останки, возникает панический страх и брезгливость.
Что с этим делать?

— На основании Священного
Писания мы почитаем и святых. «Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает
Меня, принимает Пославшего Меня» (Мф 10:40)
, и мощи святых угодников Божиих
(а не просто умерших): «Память праведника пребудет благословенна, а имя нечестивых
омерзеет» (Прит 10:7)
, потому что мощи их имеют особую благодатную силу. Об
этом говорят и Ветхий Завет (Исх 13:19, 4 Цар 23:18, Сир 49:12 и др.) и Новый (Мф
27:52, Деян 19:12 и др.). Почитание  святых
икон, креста, мощей угодников —  это обоснованная
святоотеческая православная традиция. И все же некоторые люди, даже те, которые
считают себя верующими, испытывают брезгливость и не прикладываются к мощам, к кресту,
а порой и причащаться по этой причине отказываются. Это от духовной слабости. Да,
к святыням прикладываются разные люди. Среди них теоретически могут оказаться люди
больные и заразные. Это и отталкивает. За таким страхом кроется обычное маловерие.
Нужна твердая вера. Она защитит от любой болезни —  и духовной, и физической.

Не раз в паломничестве по святым местам
сталкивалась с людьми, которые подходят к кому-то и начинают делать замечания: то
стоишь не так, то слишком ярко оделась, то убери смартфон, и без того нечистая сила
кругом. Как поступать, когда сталкиваешься с проявлением религиозного фанатизма?

— Есть правила поведения
в храме, как и в любом другом общественном месте, и эти правила мы призваны соблюдать
—  и одеваться соответственно, и вести себя
подобающе. Ничего фанатичного здесь я не вижу. Обычные и даже необходимые замечания.
Каким тоном они делаются —  это другое дело.
Если с вами говорили грубо, бестактно, это неправильно. Конечно, это искушение —  и для вас (сумеете ли выдержать, не отвернетесь
ли от Церкви?), и для того, кто одергивает ближних в храме —  сумеет ли сдержать раздражение, гнев, победить
гордыню? Они не справились с искушением. Но ведь и вы тоже! А что нужно было? Да
очень просто —  проявить любовь. Взаимно.

Подготовила Дарья Петрова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.