Реальная жизнь Анны Куцык

18:20, 22 октября 2020
Серафимовский волонтер о радостях и трудностях благотворительности

В начале октября были подведены итоги конкурса «Волонтер преподобного Серафима Саровского». Фонд преподобного Серафима проводил его впервые, тем не менее, он привлек большое число участников из разных регионов: на рассмотрение экспертного совета поступило 100 заявок из 25 субъектов Российской Федерации.

Звания лауреата были удостоены 24 конкурсанта, еще 27 были отмечены поощрительной премией. А победителем конкурса и обладателем почетного звания «Волонтер преподобного Серафима Саровского» стала автор проекта «Развитие волонтерского социального служения в Саровском благочинии Нижегородской епархии» Анна Куцык, куратор по социальному служению Саровского благочиния, руководитель православного волонтерского центра «Радость моя!»

— Анна Юрьевна, позвольте поздравить вас с победой.

— Это победа не моя, а всей нашей команды, включая волонтеров и наших креативных партнеров — православное творческое объединение «Мiр», которые помогают нам во всех начинаниях. Участием в конкурсе для меня важно было заявить о нашем волонтерском центре, которому скоро 10 лет. И, конечно, это огромная заслуга ныне покойной монахини Анастасии (Ирины Владимировны Романовой), которая стояла у истоков развития волонтерского движения в Сарове. Это удивительная женщина-христианка. Еще с середины 1990‑х она вела у нас в городе церковную социальную работу, организовав Центр милосердия. Ездила в детские дома, собирала туда посылки. В те годы сиротам не хватало даже еды, памперсов не было вообще, на кровати детям с недержанием мочи стелили старые пальто. Ирина Владимировна собирала для них продукты, одежду, матрасы. Она принимала от горожан вещи и одевала бомжей, мечтала их кормить. Я же с 1998 года начала работать в газетах. Познакомившись с Ириной, поняла, что о делах милосердия надо писать. Что и делала. Поначалу я была рядовым волонтером с «информационным уклоном». Позднее, перейдя из светских СМИ в церковные (мы с коллегой создали сайт и газету «Православный Саров»), стала помогать активнее. Когда же Ирина Владимировна решила принять монашество, меня благословили взять ответственность за волонтерский центр «Радость моя!» на себя. Это было около четырех лет назад.

— Вспомните, пожалуйста, самые первые проекты вашего волонтерского центра.

— В ноябре 2010 года в Саров приехал священник Михаил Зазвонов, руководитель социального отдела Нижегородской епархии. Он получил президентский грант на создание волонтерских центров в Нижегородской области и предложил нам принять участие в акции «Подарим детям Рождество». А у нас еще до этого была похожая акция — «Проведи Рождество по-царски», она и сейчас раз в пять лет проходит. Император Николай II был тесно связан с Саровом. Сейчас в нашем городе есть храм в честь Царственных страстотерпцев. И нам дороги факты о милосердии царственной фамилии. Даже в свое последнее Рождество, находясь в ссылке, они смогли приготовить подарки для своих близких, слуг и даже охранников. Мы эту память бережем, поэтому в Сарове родилась акция с рождественскими подарками для детей из малообеспеченных семей и призывом провести Рождество по-царски, то есть милосердно.

Когда в 2010 году мы включились в рождественскую акцию по предложению отца Михаила, нам очень помог городской департамент по делам молодежи и спорта. У них была похожая акция: перед Новым годом они ходили в костюмах Деда Мороза и Снегурочки по домам детей-инвалидов, поздравляли их. В тот момент у них не хватало людей, а у нас — времени собрать средства и приобрести подарки. Мы объединились: они нам дали подарки, а мы создали несколько поздравительных бригад. Но прежде сами всему учились: как входить в семью, как себя вести, как разговаривать с родителями и детьми, чтобы не обидеть и самому не испугаться, увидев очень больного ребенка. Нижегородские волонтеры передали нам учебные диски. Для нас было важно внести в светское поздравление нотку Рождества. В первый год мы поздравляли с Новым годом и наступающим Рождеством. Мы уходили из семьи с вестью о Рождестве. А позднее придумали переносные вертепы и стали рассказывать о Рождестве Хрис­товом. Конечно, по желанию родителей.

— Сколько человек тогда было в вашей команде?

— Поначалу человек 10, потом стало доходить до 20 и больше. Сначала мы думали, что это будет разовая акция. Но, проведя ее, мы собрались вместе и задались вопросом: что будем делать дальше? И тогда мы поняли, что нужно создавать волонтерский центр. Было очень непросто. Чтобы собрать средства, нам пришлось встать в торговом центре. Это надо было в самом себе пережить. Помню, стоишь и не знаешь, как начать говорить. Люди идут мимо, не замечая. Нужно как-то искренне к ним обратиться и объяснить, что просим на доброе дело.

Потом уже мы увидели эти семьи, этих детей-ангелов и их удивительных родителей. Казалось бы, у тебя больной ребенок, но никакого уныния нет, наоборот, свет в глазах. А ведь у некоторых детки даже общаться не могут! Но с какой любовью в семье относятся к этому ребенку! Мы увидели, что родители — настоящие бойцы и труженики, что они не сдаются. И поняли: эти дети дают нам больше, чем можем дать им мы. И старались хотя бы порадовать, принести в семью радость.

— Отсюда и название пошло? Или это все же прямой отсыл к Серафиму Саровскому?

— Слово «радость» стало ключевым, но у центра еще не было названия. Решили объявить городской конкурс. Когда один доктор предложил нам «Радость моя!», мы поняли, что это в точку. Во-первых, город под покровом батюшки Серафима. Во-вторых, конечно, то, что мы делаем. Мы не можем оказать этим семьям большую материальную помощь, но уделить внимание и принести радость мы в силах. И сами можем учиться радоваться каждому ребенку, видя в нем образ Божий.

Постепенно к домашним поздравлениям добавились массовые праздники для детей с инвалидностью. Многие семьи этому обрадовались, потому что остро стояла проблема социализации детей. Наш первый Пасхальный праздник понравился и детям, и родителям, они почувствовали атмосферу любви. Таких праздников с тех пор мы провели множество и ни разу не повторились в сценарии, благодаря нашим партнерам — творческому объединению «Мiр», где работают профессиональные театралы.

— Сколько волонтеров у вас сегодня и как строится работа центра?

— Людей, которые точно придут по первому зову, порядка десяти. Плюс еще до 30 человек, кто может в чем-то помочь или включиться в конкретную акцию. К сожалению, приток молодежи снизился. У нас есть юные волонтеры, школьники. Но в основном — зрелые люди 35–45 лет, крепко стоящие на ногах. Есть и пенсионеры, которым скучно просто так небо коптить. Они хотят служить ближнему.

Мы оказываем помощь по нескольким направлениям. Основное — поздравление детей-инвалидов. Все эти годы продолжалась работа Центра милосердия, а это помощь нуждающимся. Есть у нас гуманитарный склад, куда горожане жертвуют одежду, обувь, предметы мебели, посуду, а мы все это отдаем нуждающимся. Наши мужчины помогают в перевозке мебели подопечным. Пять лет назад создалась больничная группа. Это люди, которые устраивают банный день в больнице.

— Банный день в больнице? Расскажите об этом подробнее.

— Практически в каждой больнице есть отделение сестринского ухода. Там лежачие больные, часто одинокие. Или 80‑летняя бабушка, у которой пожилые дочка или сын не могут в одиночку помыть свою родительницу. И медперсонал часто не успевает это сделать. А воздействие теплой воды — это такое удовольствие для больного! Волонтеры приходят оттуда радостные. Рассказывают: «Ой, я ее намою, у нее щечки розовенькие, платочек чистый повяжу, и она такая счастливая!»

А началось все это с одного очень активного волонтера, который хотел проповедовать больным о Христе. Я говорю: ты пришел в больницу, человек лежит в грязных пеленках, а ты ему будешь рассказывать о Христе? Может, сначала мы его намоем, гостинцев принесем, а потом уже будем говорить с ним о Господе? Мы тогда учились на курсах социального служения. Написали проект и стали его реализовывать. А о том, хочет ли человек причаститься, мы тоже спрашиваем, когда чувствуем, что больной способен воспринимать и ему это важно.

— А если он отвергает Бога, это не будет препятствием, чтобы его помыли?

— Об этом даже речи быть не может. Главное — помочь.

— Что сейчас? Какие планы?

— Сейчас, в условиях пандемии, очень непросто вести деятельность. На Пасху мы успели собрать средства и закупили подарки. Когда стало понятно, что массовых праздников не будет, сделали онлайн-поздравление детей и развезли подарки по домам. Нашу традиционную акцию «С миру по листочку», которую уже много лет проводим перед 1 сентября, мы тоже провели. Правда, в особом формате: сделали распределенную по времени выдачу школьных наборов. Сейчас средства на нуле, а впереди Рождество…

— Не жалеете, что ушли из журналистики?

— Я не ушла окончательно. Немного пишу, когда успеваю. Хотелось бы больше. Но социальная работа стала основной. Когда я работала журналистом, у меня было ощущение нереальности моей жизни: все люди что-то делают, а я об этом только пишу. А сейчас у меня вполне реальная жизнь.

Беседовала Оксана Москвина

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.