Родная кровь — не водица

16:15, 10 декабря 2018

Только что закончилась спевка. Девочки и мальчики — участники хора «София» Арзамасской православной гимназии — присоединились к остальным ребятам. Весело, шумно на переменке. Мы же с руководителем хора Юлией Марчус удаляемся в класс и раскладываем на столе сокровища — старые фотографии, документы.

— Меня давно волновал один вопрос… — Юлия Викторовна умолкает в задумчивости. — Понимаете, когда я пришла в храм регентовать, очень быстро всему научилась. Очень! Быстро запомнился богослужебный устав, и вообще все давалось, честно говоря, легко. Я долгое время не понимала, почему. Хотя мне тогда отец Сергий Жулин, теперь он духовник нашей гимназии, сказал: «Наверное, в роду кто-то был…» А потом оказалось, что все четыре веточки родословной, которые объединяют мое имя, связаны с Церковью.

Регентский стаж у Юлии Викторовны, преподавателя музыки и церковного пения Арзамасской православной гимназии, немалый — 28 лет. В храм ее привел дедушка Александр Иванович Емелин, староста церкви села Выездное, что близ Арзамаса. Тогда только началось возрождение духовной жизни в стране. Юля училась в музыкальной школе, ей не было и 16 лет. Дед сказал: «Хочешь денежку зарабатывать? Петь в церкви?» Она согласилась. Пришли на всенощную к Владимирской иконе Божией Матери, Юлия встала на правый клирос. Через год она поступила в музыкальный колледж, а еще через год уже регентовала в Выездном.

Когда в Арзамасе открылся Никольский монастырь, покойный владыка Иерофей (Соболев), викарий Нижегородской епархии, благословил ее петь там на клиросе, затем — в арзамасской церкви Святого Духа. Возродилась Тихвинская церковь — Юлию направили туда создавать хор. Потом стала регентовать во Владимирской церкви. Это семинарский арзамасский храм, Юлия Викторовна и теперь там. В православную гимназию она пришла в 2009 году. А спустя несколько лет узнала, что в ее роду были люди не просто верующие, а трудившиеся в Церкви. О них ее рассказ.

Марчус

— Мне удалось узнать историю четырех фамилий: Марчус и Часовниковых (с отцовской стороны), Емелиных и Швецовых (это по маме). А началось с того, что умерла бабушка, жена моего деда по отцу. И осталось очень много книг на литовском языке. Мы же знали, что дед из Литвы. Фамилия наша вот эта странная… Стало любопытно, пытались читать. А потом приезжает из Литвы тетушка и рассказывает, что у нас дядя какой-то очень известный. Мы стали искать. И вот три года назад мне на электронную почту приходит письмо из Литвы. Мемориальный музей Антанаса Баранаускаса в городе Аникщяй разыскивает родственников этого человека. Его имя в Литве очень известно. Поэт, языковед. Его произведения изучают в школах и вузах. Даже называют литовским Пушкиным. Родился в 1835-м, скончался в 1902-м. Мало того, это священник, преподавал в римско-католической академии в Петербурге, был епископом католической церкви, служил в городе Сейны в Польше. Я праправнучка его родного брата, семья которого была репрессирована во время Великой Отечественной войны, вернулась — снова репрессии. Уже дедушка Болеслав Марчиаус отбывал срок в Арзамасе и здесь познакомился с бабушкой. Женился, остался. Фамилия каким-то образом превратилась в Марчус.

Часовниковы

— Моя бабушка по отцу — Екатерина Михайловна Часовникова. Она была швеей, а родом из Вадского района, села Воронцова. Сейчас от него осталась одна улица, которая срослась с другим селом — Дубенским. Бабушка тоже была из очень верующей семьи. Отец служил псаломщиком в местной церкви. У них даже дом стоял напротив храма. В Воронцове, кстати, очень красивая церковь. Когда мы туда ездили, увидели, что она восстанавливается. Колокольня там немного наклонена, как Пизанская башня. К сожалению, мы не были внутри храма. Когда бы ни приехали, он все время закрыт. Службы там только по субботам и воскресеньям, а мы сами в это время всегда на службе. Прадеда звали Михаилом, а вот отчество неизвестно, но я еще в поиске сведений, может, удастся найти эту информацию. Зато есть фотография на кресте. Мы каждый год ездим туда на кладбище. Привели в порядок могилы, хотим установить новые памятники, там есть и другие родственники Часовниковы. А в селе нашлись две бабушки, которые еще помнили прадеда. Рассказали, что он к тому же собирал травы, делал отвары и в годы войны многих в селе просто спас от болезней, многих детей поднял на ноги.

Швецовы

— По материнской линии с одной стороны мне известна только фамилия Швецова. Прапрабабушка осталась сиротой в раннем возрасте. О прапрадедушке почему-то вообще ничего не известно. А прадедушка Швецов приехал в село Кичанзино Арзамасского района из Лукоянова. Дедушка же Николай Васильевич Швецов погиб во время Великой Отечественной войны в смоленских лесах. Он был артиллеристом, получил ранение. Его последнее письмо 1941 года сохранилось, оно сейчас у родственников в Туапсе. Очень небольшое послание, пишет, что был ранен, что очень любит детей и просит жену сберечь их. «Мы в смоленских лесах, скорее всего, нас всех убьют…» — добавляет. Позже пришла похоронка.

Дальше по роду найти информацию ну никак не можем, хотя делали запросы в архивы. Но мы решили разыскать могилу деда на Смоленщине. Наверное, это наш долг. Сделали запрос в поисковый отряд. Знаем, где уничтожили их часть. Там поисковых отрядов много, надеемся, что-то нам станет известно. В селе дедушку очень уважали, считали мудрым. Он ходил через поля в Высокогорский мужской монастырь (сейчас там детская колония), алтарничал. Трудился там до самого закрытия монастыря после революции.

Емелины

— Вот это дедушка, который привел меня в храм — Александр Иванович Емелин, отец моей мамы. Старая уже фотография, 1988 год. Здесь он еще староста. Вот покойный отец Николай, певчие… Родом Емелиных много лет занималась тетушка Фаина – двоюродная сестра дедушки Александра Ивановича. После ее смерти материалы перешли ко мне. Она по профессии бухгалтер, но человеком была разносторонним. Сама разработала экскурсию по Арзамасу, сама ее проводила. Возила группы в Болдино. У нее была огромная библиотека. Фаина Васильевна Тюрина и составила родословную емелинской ветки.

Давайте посмотрим на это фото. Дородные благообразные женщины в старинной одежде, статный мужчина. Слева сидит «родоначальница» — Анна Матвеевна, она родилась в 1862 году. Здесь ей 50 лет. А это сын и сноха, их дочери и пожилая женщина в одежде, напоминающей монашескую. Кто это, неизвестно. Но, наверное, кто-то близкий. Фотография тогда была делом редким и дорогостоящим, кого угодно с семьей снимать не стали бы. Анна Матвеевна была купчихой и крестной чуть ли не всего села Красного в нашем же Арзамасском районе, она очень любила крестить детей и всегда дарила на крестины хорошие подарки. Семья была очень верующая.

У Емелиных, тетя Фая даже в местной газете об этом писала, сохранился старинный портрет основателя и первоначальника Саровского монастыря Иоанна (Федорова). Он же, как известно, родился в 1670 году у церковного дьячка в селе Красном Арзамасского уезда. Может быть, его просто очень почитали в семье Емелиных. Или даже родственником мог доводиться. В селах же всегда жило много родни. И вот еще что. В этом роду была насельница Свято-Николаевского монастыря в Арзамасе.

…Да, родная кровь — не водица. Юлия Марчус не только регент в храме и руководитель гимназического хора. Она окончила теологическое отделение ННГУ им. Лобачевского, Арзамасский филиал. Юлия продолжает работу над своей родословной, общается с многочисленными родственниками, живущими в разных городах и странах. И она составила себе синодик (в нем, естественно, имена тех, кого можно поминать в Православной Церкви). Записала сюда всех, кого знала сама и о ком удалось узнать. Имена, дни памяти… Список получился большой.

— Молюсь за них, — подытоживает наша героиня. — Это же просто норма — дорожить памятью своих предков.

Текст: Надежда Муравьева
Фото: Сергей Лотырев

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.