«Сомневаться в вере лучше, чем отвечать про нее штампами»

15:20, 22 ноября 2018

Среди православных общеобразовательных школ Вятская гимназия во имя преподобного Трифона Вятского в городе Кирове сегодня одна из немногих, имеющих статус не частного, а муниципального образовательного учреждения. Об особенностях учебного заведения, пастырском попечении о гимназистах мы побеседовали с заместителем директора по научно-методической работе, духовником школы протоиереем Сергием Гомаюновым.

— Отец Сергий, изменились ли представления о православной общеобразовательной школе у родителей, которые хотят, чтобы их ребенок учился здесь?

— Наше учреждение имеет статус муниципальной православной гимназии, поэтому в ней действуют правила приема, принятые для общеобразовательной школы. На стадии собеседования, как правило, все выражают желание, чтобы сын или дочь учились здесь и соглашаются с требованиями, которые предъявляет православная гимназия. А вот готовы или не готовы родители по-настоящему сотрудничать с педагогами — ответить на этот вопрос можно будет только после того, как ребенок включится в учебный процесс.

— Как духовник присутствует в жизни детей?

— Храм и гимназия составляют единый комплекс, и я практически живу в школе. На общешкольных молебнах в проповеди поднимаю насущные темы, которые потом подхватывают и учителя, и учащиеся. Индивидуально беседую, веду уроки Закона Божиего в седьмых, десятых и одиннадцатых классах, бываю на собраниях, принимаю участие в школьных мероприятиях, веду кружок по истории. При желании дети могут прийти на исповедь. Возможностей общаться много, поэтому и меня ребята знают, и я их.

— Как избежать формализма и завоевать доверие детей?

— Формализм возникает, когда человек приходит к началу рабочего дня и уходит «со звонком». А когда живешь, как в семье, какой может быть формализм? Я не знаю, что это такое. Недавно у меня закончился урок Закона Божиего, и ребята попросили остаться. Мы обсуждали их вопросы. Затем выпускница пришла за советом — с ней побеседовали. Поговорим с вами — с педагогом нужно будет обсудить ситуацию, сложившуюся с одним из учеников. Будем встречаться, искать выходы. И у нас весь коллектив такой. Есть у кого поучиться отношению к детям. Некоторые, особенно учителя начальных классов — настоящие подвижники.

— Возникают ли ситуации, когда старшие ученики высказывают сомнения в вере?

— Конечно, и это нормальная ситуация. Они начинают думать самостоятельно. И это должно радовать больше, чем то, когда они штампами отвечают. По словам одного священника, мы делаем нехорошее дело: даем детям правильные ответы на незадаваемые ими вопросы. А когда они сами начинают размышлять, значит идет внутренняя работа. Кто-то из ребят делится своими сомнениями, у кого-то это проявляется в том, что он отходит от литургической жизни. Да, это такой период, но жизнь на этом не заканчивается. Ведь плоды воспитания гимназистов мы пожинаем не в школе.

Один мальчик недавно спросил: «У меня все больше друзей, которые не ходят в церковь, они смотрят на меня как на белую ворону — должен ли я отвечать им?» И я радуюсь, когда дети задают такие вопросы.

— Что делать с детьми, которые уже совершили серьезные проступки? Как с ними работать?

— Так же, как со своими детьми. Если человек оступился, это не конец. Да, это проблема — для него, для его семьи, для школы. Стараемся не паниковать по этому поводу. Вникаем в ситуацию, ребенок попадает под особый контроль. Смотрим, стремится ли он исправиться. Иногда не один год проходит, прежде чем можно говорить о серьезных изменениях. Были случаи, когда дети специально что-то совершали, не желая учиться в нашей школе, а родители их принуждали. А если ребенок все-таки уходит, стараемся сопровождать его и помогать. Это жизнь.

— Открывает ли статус муниципального образовательного учреждения какие-либо возможности, которых нет у негосударственных школ?

— Говорить о том, преимущество ли это, невозможно. Частная школа может более свободно регулировать учебный процесс, делать акценты на изучение отдельных предметов, предъявлять свои требования к духовному росту учеников, и так далее. У нас школа муниципальная. Значит Господь решил, что мы должны быть в таких условиях, из них и исходим. Мы уже столько лет живем: поменялись и система образования, и закон, и идеология, но до сих пор сохраняется мнение, что православная школа не может быть государственной. Наша задача — показать, что сотрудничество государства и Церкви на образовательных площадках не просто возможно, а дает реальные результаты.

Есть такая тенденция: ребенка отдают в одну школу, а когда приходит время поступать в старшие классы, переводят в другую, считая, что там его лучше подготовят к экзаменам, например, из православной гимназии — в светскую. Так вот, к нам в гимназию как раз приходят в 10–11‑е классы из других школ. Совместить качественное образование и воспитание — наша цель. Так или иначе, православная школа выполняет миссионерскую функцию.

Мы живем так же, как и другие школы, открыты для общения, и педагогам из других образовательных учреждений интересны наши методические наработки в области преподавания с позиций православного вероучения русского языка, истории, предметов естественно-научного цикла. Не везде родители могут выбрать «Основы православной культуры», но везде преподаются русский язык, литература, история, и у педагогов возникает много вопросов, как построить обучение в соответствии с библейской картиной мира. Мы стараемся помочь учителям в этих вопросах.

— Можно ли систему воспитания, созданную в вашей гимназии, перенести в другие образовательные учреждения?

— Чем больше я в школе, тем больше понимаю, что нельзя. В самом начале работы мы думали, что можно создать такую систему, которая будет воспроизводить себя сама. Но каждая школа уникальна, и в каждом конкретном случае нужно понимать возможности педагогического коллектива. Я часто бываю в разных образовательных учреждениях — в Саровской гимназии, например, меня поразил педагог, который учит детей звонарному искусству. Каждая православная школа живет своей неповторимой жизнью. Трафареты не нужны, одинаково все только на бумаге.

— Обучение в православной гимназии невозможно без регулярного посещения храма. Детям, особенно маленьким, тяжело выстоять всю службу. Так ли это необходимо?

— Мы исходим из того, чтобы не принуждать ходить в храм, а побуждать — и предоставлять возможность участвовать в жизни Церкви. Не должно быть позиции: сходил в храм — поставили галочку или оценку в журнал, а не сходил — учиться в гимназии ты не будешь. У нас нет такого, и быть не должно, я считаю. Во-первых, есть печальный опыт дореволюционной школы, где такое требование предъявлялось. И среди ее выпускников были не только подвижники, но и революционеры, которых в детстве принуждали через «не хочу». Ведь люди духовно созревают в разное время. Детям не предъявишь такие же требования, как взрослым. Нужно проявлять такт в этом вопросе. Наша школа большая — 670 учеников, и мы даем возможность ребятам участвовать в литургии классами, и каждому ребенку можем уделить внимание. Участие в службах — по желанию семьи, и большинство откликается. Беседуем с ребятами о службе. Раз за разом они делают шаги в ее понимании. Мы никуда не спешим, а учимся жить в храме. Это долгий процесс, в нашем распоряжении 11 лет.

Беседовала Дарья Петрова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.