«В знак торжества советской власти»

18:37, 22 октября 2020
6 ноября — память трех нижегородских новомучеников

Три имени в Соборе Нижегородских святых открывают собой череду имен земляков, пострадавших от гонений большевиков и канонизированных Церковью. Это епископ Балахнинский Лаврентий (Князев), настоятель Спасо-Преображенкого кафедрального собора протоиерей Алексий Порфирьев и губернский предводитель дворянства Алексей Нейдгардт. Их расстрел в первую годовщину Октябрьской революции должен был стать демонстрацией торжества власти пролетариата.

Епископ Лаврентий на собраниях Спасо-Преображенского братства по возрождению церковно-общественной жизни, созданного в 1917 году по его благословению, не раз говорил, что его ждет мученическая кончина. В ответ на декрет об отделении Церкви от государства съезд духовенства Нижегородской епархии 7 июня 1918 года решил протестовать против национализации храмов, монастырей и церковного имущества. Епископ Лаврентий как председатель съезда, протоиерей Алексий Порфирьев как секретарь собрания и Алексей Нейдгардт подписали воззвание к пастве, в котором приводились слова апостола Павла: «облецитеся во вся оружия Божия» (Еф 6:11). Власти истолковали их как призыв к вооруженному восстанию.

Все подписавшие документ были арестованы: 3 сентября — владыка Лаврентий, 22 сентября — Алексей Нейдгардт и его сын Борис, 16 октября — протоиерей Алексий Порфирьев. Через несколько дней старшего Нейдгардта освободили, оставив младшего в качестве заложника. Спустя месяц, 21 октября, Алексея Борисовича арестовали вновь.

В тюрьме владыка Лаврентий вместе со всеми выполнял принудительные общественные работы — чистил тюремный двор, метал сено, ездил с бочками за водой. В свободное время, находясь в камере, он непрестанно молился, не обращая внимания на сыпавшиеся в первое время замечания и насмешки сокамерников, молился с таким усердием, что насмешки скоро прекратились, а насмешники невольно сами стали подражать его примеру.

6 ноября епископу Лаврентию и протоиерею Алексию объявили о предстоящем расстреле, предложив взамен этого публичный отказ от священного сана, на что те ответили категорическим отказом. У владыки Лаврентия были с собой Святые Дары. Он причастился сам и причастил отца Алексия. Владыка был спокоен и радостен. Отец Алексий плакал. Владыка спросил его: «Почему вы плачете? Нам надо радоваться!» Священник ответил: «Я плачу о моей семье». «А я готов», — сказал епископ. Вскоре к ним привели Алексея Борисовича Нейдгардта.

Иеромонах Димитрий (Воскресенский) писал о гибели мучеников в своих записках: «Приближалась годовщина Октябрьской революции 1917 г. и торжества советской власти. В ночь на этот день Преосвященный Лаврентий с протоиереем Алексием Порфирьевым и Нейдгардтом… предстал пред военно-революционным трибуналом и, будто бы на вопрос, признает ли он советскую власть, дав отрицательный ответ, был выведен в сад при доме, где и был расстрелян. На следующий день — в годовщину торжества советской власти — всем содержавшимся в заключении, а в том числе и Преосвященному Лаврентию, и протоиерею Алексию Порфирьеву, и другим следовало быть освобожденными по амнистии, но злоба человеческая несколькими часами раньше всех их убрала с житейской сцены…»

Подготовила Оксана Москвина

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.