Владимир ВОРОБЬЕВ: «Духовную песню нельзя исполнять без души»

18:10, 8 ноября 2012

Песню, несущую яркий ду­ховный посыл, называют духовной авторской или православной. Ее звучание достигает сердца слу­шателя, который готов думать и размышлять над вопросами не только быта, но и бытия. В боль­шом количестве и хоро­шем качестве такие песни можно услышать на пра­вославных музыкальных фестивалях, завоевавших прочное место в современ­ной музыкальной жизни. На недавнем международ­ном фестивале духовной авторской песни в Вороне­же, который проходил с 19 по 21октября, Ниже­городскую епархию по бла­гословению митрополита Георгия представлял наш земляк из Богородска Вла­димир Воробьёв. Поздра­вив автора-исполнителя с заслуженным званием лауреата, мы попросили его рассказать о себе и сво­ем видении нового вокаль­ного жанра— современной духовной песни.

— Владимир Вячеславович, мой первый вопрос, традици­онный для всех, кто занима­ется песенным творчеством: какое место в вашей жизни вы отводите песне?
— Она сопровождает меня всю жизнь. Песни я пишу с детства, с семи лет— как только начал играть на балалайке и гитаре. Правда, свои детские песни я не записывал, хранил в памяти.
Любовью к балалайке загорел­ся благодаря человеку, который искусно на ней играл. И меня приохотил. Я быстро овладел инструментом, и почти одно­временно выучился игре на ги­таре— шести— и семиструнной.

—У вас мягкий, высокий те­нор. Говорят, на занятиях по вокалу, которые вы посещали после армии в Горьком, в Доме культуры железнодорожников, вы брали ре третьей октавы…
Было такое.

— И все-таки на многочис­ленных музыкальных конкур­сах вас представляют не как вокалиста, а как автора-ис­полнителя. Какие темы глав­ные в вашем творчестве?
У меня широкий диапа­зон тем: военно-патриотиче­ские (Афганистан и Чечня), религиозные и романтические. Мне интересна жизнь во всех проявлениях: отношения лю­дей друг с другом, с природой и Богом и, конечно же, связь про­шлого и настоящего, культурная и духовная преемственность по­колений. Я прошел множество конкурсов— от районных, об­ластных до международных. Но ближе всего мне конкурсы православной песни, в которой можно выразить любовь к Богу, Отечеству и малой родине.

—Когда в вашем репертуаре появились произведения ду­ховного содержания?
—Православные песни я начал писать не сразу, как пришел в храм, а спустя десять лет, ког­да уже стал петь на клиросе в 
церкви Покрова в своем родном Богородске.
После выступления на фести­вале «Пасха красная» ко мне подошли женщины из Павло­ва и пригласили выступить на празднике, посвященном Дню святых жен-мироносиц. Я стал искать тему, поскольку подходя­щей песни в моем репертуаре не оказалось. Тогда и написалось первое произведение, которое прославляло подвиг женщин-христианок.

— Звание лауреата вам при­несла песня «Честнейшую Херувим». Конкурсное жюри как-то прокомментировало свой выбор?
— Эта песня написана не­сколько лет назад. С нею я вы­ступал на разных площадках, в том числе и на епархиальных конкурсах, и она неоднократно побеждала.
Жюри мне не сделало ни одно­го замечания, выдвинув ее на гала-концерт. В большинстве случаев члены жюри давали подробные комментарии от­носительно художественного качества текстов, глубины рас­крытия, формы выражения темы и даже исполнительско­го мастерства конкурсантов. В составе жюри были именитые люди: лингвисты и музыканты с учеными степенями. После концерта ко мне подошел свя­щенник из жюри и сказал: «Мо­лодец, все хорошо!»

—Какой недостаток, по мне­нию жюри, превалировал у конкурсантов на этом фести­вале?
Наиболее часты замечания в отношении манеры исполне­ния, в особенности произведе­ний молитвенного содержания. Духовную песню нельзя испол­нить безучастно, на автомате, или фальшиво, театрально, поскольку она служит пробуж­дению в людях совести. Песня, и в особенности православная, должна донести до слушателя смысл и затронуть его душу. Духовная песня— исповедь со всей палитрой переживаний, отношений автора или испол­нителя с Богом: покаяния, внут­реннего пробуждения, радости, благодарения— словом, пути к Нему. Очень важно в песне по­молиться. Когда мы молимся у себя в уголке, мы и радуемся, и плачем. Так и в песне— пере­живаются те же молитвенные чувства.

— Международная фести­вальная площадка— зеркало творческой жизни верующих людей. Насколько сегодня высок уровень духовной автор­ской песни? Или по-прежнему православное творчество— удел любителей?
Я отметил для себя высокий уровень участников, в особен­ности это касается хорового исполнения. Выступающие достойно выглядели на сцене. Фестиваль для того и сущест­вует, чтобы способствовать развитию и поддержке духов­ного песенного, поэтического творчества, создавать условия для знакомства, творческого общения и роста ценителей авторской песни.

—Что вам, автору-исполни­телю, дает участие в конкур­сах?
— Мне как человеку верующе­му хочется поддержать право­славие на творческой ниве, что­бы в современной музыкальной жизни было место не только для сиюминутной, но и для ду­ховной лирики, очищенной от эгоцентрических устремлений души, от земных попечений. Кроме того, я считаю, что если дал Бог такую возможность, ее надо использовать и приумно­жать ради прославления Его имени и служения людям.
Мне кажется, что благодаря участию в православных фе­стивалях я стал меняться, по-другому смотреть на многие вещи, даже на само искусство.

—Делитесь своими песнями с другими исполнителями?
—Я выпустил сборник песен духовного и патриотического содержания, диски с их запи­сью. И с радостью дарю их на всех концертах и фестивалях, в которых принимаю участие, на просветительских мероприя­тиях, в том числе организуемых Нижегородским отделением Со­юза писателей России. Мои пес­ни уже разошлись и по России, и за ее пределами.
Мне нравится атмосфера пра­вославных фестивалей: всегда можно пообщаться, обменяться творческим опытом с близкими по духу людьми.

Беседовала Марина Дружкова