Всему научили труд и война

20:04, 5 мая 2020

История солдата и пастыря

Война — это не только фронт, но и воспитание терпения, верности, преданности семье, родным людям, Родине — всех тех качеств настоящего человека, которые определяют его дальнейший путь и формируют самоотверженный характер, умение трудиться не покладая рук ради других. Таким был священник Горьковской епархии протоиерей Рафаил Маркелов, прошедший войну, обретший на фронте веру в Бога и принявший сан в преклонном возрасте. Его судьба — одна из множества подобных ей и все-таки уникальная. Храня память о фронтовом поколении, мы вписываем в нее страницы биографий, составляющих золотой фонд Нижегородской епархии.

В ответе за ближних

Рафаил Петрович Маркелов родился в 1926 году в селе Новоселье Княгининского района Нижегородской области в семье зажиточного крестьянина. У его отца Петра Ивановича были мельница, большой дом и лошадь. Когда начались коллективизация и раскулачивание, отца вызвали в сельсовет, но по совету знакомых он временно скрылся, чтобы избежать репрессий. Семья осталась в селе. Ее пощадили, так как все имущество они передали в колхоз. В доме Маркеловых была организована библиотека, позднее — детский сад. Отец вскоре вернулся и стал работать на мельнице. Рафаил, как старший, ему помогал. Когда ему было 12 лет, мать, Анна Степановна, умерла, и он узнал «сладость» сиротской жизни.

Вскоре грянула война. Отец застал ее, проходя срочную службу. На руках 15-летнего Рафаила оставались две сестры и брат. Им он и посвятил себя. Отправив младших в школу, сам поскорее начинал печь хлеб. Не до учебы было. В школу ходил всего два года и еще два класса смог окончить экстерном. Подросток брался за любую работу, чтобы выжить. Приходилось и милостыню собирать по селам.

В ноябре 1943 года был мобилизован и Рафаил. 17-летний паренек надел солдатскую шинель, взял винтовку в руки и ушел на фронт, оставив сестер и брата в детдоме. В Верховце призывников из Ивановской области учили стрелять из снайперской винтовки, а потом специальный взвод снайперов был сформирован и отправлен на фронт. Вовевал будущий священик в составе 319-го стрелкового полка 308-й стрелковой дивизии 22-й армии Второго Прибалтийского фронта.

— На войне я был снайпером, — вспоминал отец Рафаил. — Дело это особое, не то что в пехоте — знай себе стреляй. Здесь стреляешь в противника один раз. Стрельнул — уходи на другое место. Не ушел — тебя убьют.

Зимой, в самые морозы, снайперы уходили в тыл противника, выслеживая врага. Приходилось часами сидеть в засаде. Это была работа, позволяющая спасать сотни жизней своих однополчан.

«Господи, помилуй» постоянно слышалось

С 10 июля 1944 года 308-я дивизия вела наступательные бои на территории Калининской области и Белоруссии. 18 июля части дивизии вступили на территорию Латвии. Рядовой Маркелов участвовал в боях за освобождение Латвии, дошел до Риги, освобождал Украину, видел руины и свидетельства зверств фашистов.

Однажды ему явился во сне святитель Николай Чудотворец и предупредил, что на следующий день он будет ранен, но останется жив, а его друг погибнет. Так и произошло. С тех пор солдат уверовал в Бога, хотя никому об этом не рассказывал. После этого сна легче стало переносить испытания, появилось больше терпения и смирения перед судьбой. К Богу бойцы обращались постоянно, не только он, но и его сослуживцы.

— Молиться мы так уж не молились, — говорил он, — но все же в основном люди были верующие. Крестики очень многие носили, и «Господи, помилуй» постоянно слышалось. Особенно когда в атаку идти, перед боем. Хотя и не разрешалось это, но все равно всегда ведь найдешь место, где помолиться: на посту стоишь и молишься про себя, просишь у Бога, что тебе нужно. Никто не помешает.

Военные трофеи

Война закончилась для рядового Маркелова 6 августа 1944 года в 40–50 километрах от Риги, когда его часть оказалась в окружении врага. В тот день подразделение попало под «слепой» перекрестный огонь немцев. Одним из снарядов накрыло и Рафаила:

— Меня засекли и стали выбивать. Сначала немец бил из пулемета. Ну, а я по воронкам все ползаю и ползаю, из одной в другую. Спрячешься в воронке, только все успокоится, чуть вылезешь, он опять стреляет. Прямо нет спасения! Так продолжалось довольно долго, потом ему, видать, надоело, и стал он из миномета садить. И накрыло меня осколками. Шестого августа это было. И уж после этого я не воевал.

Раненый в ногу Маркелов, сжав зубы, дополз до полевого госпиталя. Во время операции из его тела извлекли более 40 осколков бомбы. Но не все. Напоминанием о войне у Рафаила Петровича остались три осколка, которые фронтовик носил в себе как единственный военный трофей. После ранения и лечения в кировском эвакогоспитале №3162 в поселке Зуевка в январе 1945 года рядовой Маркелов был комиссован и отправлен на родину: «До Горького добирался на поезде, а дальше пешком. Два дня шел. Январь. Солнце блещет. На душе хорошо. Одно слово: живой!»

Чем ближе к дому, тем приветливее были улыбки земляков: они с надеждой всматривались в каждого солдата: «Не наш ли?» …Он обогнал двух женщин. И вдруг слышит: «Батюшки! Да это ж НАШ солдат идет!» Оказалось, односельчанки! Скоро и само родное Новоселье. Узнав о возвращения Рафаила, из детдома вернулись брат и сестра. И вновь он взял на себя все заботы по их содержанию и воспитанию. Отец вернулся домой только в августе 1945-го.

Путь к себе и к людям

После войны кем только ни пришлось работать Рафаилу Петровичу: «В колхозе, в лесничестве, своим хозяйством занимался, плотничал, крыши крыл — делал, что придется, чтобы жить». В 1962 году он женился на Анастасии Ивановне Опариной. Вскоре родились дети: Александр, Вениамин, Николай, Василий, Вера, Мария, Наталия и Анна. В 1960-е Маркеловы переехали в Лысково. Чтобы содержать большую семью, Рафаил Петрович работал в лесхозе, на асфальтовом заводе, последние годы — фрезеровщиком на электрозаводе. Прямо в доме поставил верстак и делал знакомым рамы, двери, столы. Виртуозно клал печи, мог работать жестянщиком, ставить срубы. Любая работа давалась его умелым и терпеливым рукам. До конца жизни он прихрамывал, но старался скрывать свою инвалидность, чтобы иметь возможность зарабатывать на семью.

Был даже депутатом городского Совета. Что не мешало ему, еще живя в Новоселье, каждое воскресенье ездить на мотоцикле в соседнее село Егорьевское, где была действующая церковь и где он стал церковным старостой. С собой он брал младшую дочь Анну. Отец учил ее крутить свечи, читать Библию и Псалтырь, петь на клиросе. И часто рассказывал о войне.

Церковь была для него символом терпения, труда, надежды и любви к людям. Именно этим качествам научила его жизнь, именно их он мечтал передать людям. Он хотел стать священником, чтобы помогать и служить людям. Сначала пел на клиросе, учился у местного священника читать церковные книги, вести службу. Незадолго до пенсии, в 1983 году, был рукоположен: сначала во диакона Казанской церкви города Лыскова Горьковской области, а затем, в 1988 году, — в иерея. Приход получил сначала в селе Красный Ватрас Спасского района. Служил и в Арзамасском Воскресенском соборе, и в Покровской церкви села Кремёнки Дивеевского район, и снова в Лыскове, в Казанском храме.

Именно такой

Последним местом его служения стало село Осинки Воротынского района, куда в 1991 году он был направлен восстанавливать каменный храм в честь Нерукотворного образа и Покрова Пресвятой Богородицы. Здесь он прослужил 16 лет.

Работящий, строгий и справедливый, но самое главное — надежный, готовый к любому делу, человек, которому хотелось верить и можно было доверять, — он был именно таким, каким представляли себе сельского священника люди. Таким сделали его война и испытания, которые выпали на его долю. Отец Рафаил мог пожурить, подсказать, ответить на волнующий вопрос и наставить на доброе дело. Охотно делился богатым жизненным опытом, но мало кому рассказывал о своем военном прошлом.

Осиновская церковь, построенная в 1840-х годах, в советское время использовалась под склад, поэтому пришлось начинать с самых простых ремонтных работ. При восстановлении сельского храма пригодились многочисленные батюшкины умения. Работа по дереву, кирпичная кладка, кровельные работы — все было ему знакомо. Пилить и строгать, штукатурить и красить, класть печи и крыть крышу, косить траву и печь хлеб — все он делал своими руками. Свое мастерство он передавал и людям. Вместе с прихожанами делал оконные рамы, царские врата — тоже дело рук отца Рафаила. Во всех делах он старался взять на себя самую трудную и опасную часть работы. Однажды договорился с рабочими о подъеме креста на купол церкви, но рабочие вовремя не явились. Тогда 70-летний священник сам, с помощью лебедки, поднял 80-килограммовый крест на купол храма.

Жизнь и труды отца Рафаила по достоинству оценило государство: орден Отечественной войны, медаль «За боевые заслуги», самая уважаемая на фронте, медаль «За доблесть и отвагу в Великой Отечественной войне», медаль Жукова, юбилейные медали. Есть и церковные награды, в том числе наперсный крест. А 24 марта 2005 года в московском Свято-Даниловом монастыре на церковно-общественной конференции «За други своя: Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война» в присутствии ученых, церковных иерархов, политиков и военных Святейший Патриарх Алексий II вручил протоиерею Рафаилу Маркелову грамоту и икону святого Георгия Победоносца.

Отец Рафаил умер 29 мая 2008 г. У него осталось семь детей (двое к тому времени уже скончались) и больше 20 внуков. Всех он поставил на ноги и выучил. Каждый год 9 мая большая семья Маркеловых собирается вместе. Хотя уже 12 лет нет за столом отца, деда и прадеда. Но помнят и чтут его память не только родные по крови люди, но и те, в чьи жизни и семьи он вошел как священник, показавший своей жизнью пример восхождения к Богу.

Вера Жевлакова
Фото из семейного архива Рафаила Маркелова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.