«Я — счастливая!»

20:09, 14 октября 2020

О пользе скорбей и служении Богу

Пути Господни неисповедимы. Проверено веками, множеством судеб. Жила-была одна молодая семья: муж, жена и две маленькие дочки. Но однажды муж ушел к другой женщине, а спустя неделю его жена поняла, что снова ждет ребенка. У нее тогда не было работы, зато в избытке — страха, обиды и разочарования. Возникла мысль об аборте… Но Бог не дает испытания выше сил. И если человек выходит из него с честью, вознаграждает щедрой Своей рукой.

Сейчас Варвара Шульга, директор воскресной школы нижегородского храма в честь святой равноапостольной княгини Ольги, — счастливая жена и мама. И еще противоабортный консультант. А Таисья, Кира и Глеб — дружная веселая компания. Тае — двенадцать, Кире — девять, их брату — восемь. Все они играют на домре в оркестре народных инструментов и любят устраивать по вечерам домашние спектакли, чтобы порадовать родных. Глеб еще и каратэ занимается. Это его Варвара носила под сердцем в тот тяжелый период своей жизни.

— Очень стыдно, что тогда я подумала об аборте, — говорит наша героиня. — Слава Богу, мой брат Егор категорично меня вразумил, добавив: «Ну, что ж, вырастим». Я переехала к маме, где жил и он с беременной женой и двухгодовалым сыном. Не знаю, как моих родных, меня это не слишком напрягало. Дети вместе были просто счастливы, у них был настоящий домашний детский сад. Когда маленькие родились, их стало пятеро. Но о своей женской судьбе я по ночам выла в подушку.

Когда грянул гром

Чужих детей не бывает. Даже кошачьих. Варя знала об этом с детства — и таскала домой бездомных котят. И щенят тоже. Случалось, за некоторыми потом приходили хозяева. Мечтала создать приют для бездомных животных, но после школы пошла учиться не на ветеринарный факультет, а на педагога-психолога.

— Училась я, честно говоря, не очень прилежно, — вспоминает Варвара. — Но, оглянувшись назад, думаю, что это, может быть, было для меня и лучше. В том смысле, что не засорила ум тем, что сейчас мне видится в психологии вредным.

До 14 лет Варя жила в Ростовской области, в городе Волгодонске. Туда по распределению отправились родители после горьковского политеха. В постсоветское время недалеко от их дома построили храм, там крестили Варю и ее брата. Но еще до того, как мама пришла к вере и стала водить детей в церковь, девочка знала, что Бог есть. В подростковом возрасте, как это часто бывает, от храма она отошла. Хотя на все именины и дни рождения, перед Новым годом и учебным годом семья обязательно бывала на причастии. В то время девушка относилась к вере, пожалуй, формально, но дорогу к храму знала. И пошла по ней, когда «грянул гром».

— По-настоящему я стала жить церковной жизнью, оставшись одна с тремя детьми, — рассказывает Варвара Шульга. — Ходила в храм в честь святого Игоря Черниговского, и это была насущная потребность. Стала смотреть телеканал «Союз» — только его. Слушала запоем протоиерея Димитрия Смирнова, отца Андрея Ткачева… Ничего больше ни видеть, ни слышать не могла. Фильмы о православии, книги — все это меня и вытащило.

В храме Варвара пошла на клирос. В свое время она окончила музыкальную школу по классу хора, а к тому моменту работала в детском развивающем центре музыкальным руководителем (здесь она трудится и сейчас, а еще занимается с малышами песочной анимацией). Потом ей предложили возглавить воскресную школу при храме.

— Как ни странно, после рождения Глеба у меня появилось очень сильное желание: хочу еще ребенка! — говорит Варвара. — И не одного. Но я понимала, что «для себя» родить не смогу, только с мужем — и была уверена, что муж мне больше «не светит».

Через обиду на Бога

Встреча с будущим мужем произошла на сайте знакомств. Современная сваха — интернет — хорошо сделала свое дело. Варвара зашла туда, когда Глебу было шесть лет. И не прошло месяца, как познакомилась с Дмитрием. 11 сентября они встретились, 31 октября поженились.

— Буквально сразу он написал, что работает вахтовым методом — зная это, пойду ли я за него замуж? — Варвара улыбается, углубляясь в воспоминания. — А я ответила: «У меня трое детей. Возьмешь ли ты меня?» Написал, что для него это не проблема. Дмитрий очень любит наших детей, а они — его. Он сам вырос с отчимом и, когда стал совершеннолетним, поменял отчество и фамилию. Шульга — фамилия его отчима.

В этом счастливом браке Господь послал Варваре новые испытания. Супруги мечтают об общих детках, но… Забеременев в первый раз, Варя увидела ребеночка на УЗИ на 14-й неделе. Было все нормально, сказали, что, скорее всего, мальчик. Они и хотели мальчика. Пришла на 19-й неделе, и… врач, пряча глаза, сообщила, что ребенок умер.

— Что со мной было, Боже мой! Какая обида на Бога, просто не пересказать! — вспоминает наша героиня. — А в это время жена моего брата ждала четвертого ребенка. Я представляла, как бы они вместе играли… И вдруг почему-то я вспомнила про многострадального Иова. Человек вот что пережил! Постепенно я пришла в себя.

Через три месяца — снова беременность, и снова замершая! Но пережила потерю Варя уже легче. Еще через год история повторилась. Сейчас Дмитрий и Варвара стоят в очереди, чтобы взять ребенка под опеку. Пока одного. Муж поддержал ее идею, зародившуюся у нее еще в институте, во время практики в детском доме. Так было жаль малышей, лопотавших: «Ма-ма, ма-ма»! Они всех женщин мамами называли.

«Эта история про меня!»

Однажды знакомая, тоже психолог, попросила Варвару подменить ее в больнице — провести предабортные консультации. Когда беседовала с женщиной, принесли записку, попросили подняться наверх, в палату.

— Там плачет татарочка Румия: у нее две подряд замершие беременности (и четверо деток). И я понимаю, что эта история про меня. Глаза поднимаю и думаю, — голос у Вари дрожит, — «Господи, Ты зачем меня сейчас сюда привел? Я чем могу ей помочь? Человеку, которому так плохо… Что я могу сделать?» Тогда я стала давать ей ответы на те вопросы, которые когда-то стояли передо мной: почему это произошло, есть ли в этом моя вина? А зачем это Богу? У всех же, наверное, вопросы одни и те же. Мысль мелькнула: может быть все, что со мной произошло тогда, нужно было для нее? И вообще, все, что с нами происходит, нужно для чего-то другого? Румия была рада, что на месте психолога оказалась именно я. Действительно, в нашем обществе у многих странная позиция: четыре ребенка — куда тебе еще? А я сама через это прошла.

Она стала противоабортным консультантом. Пригодились и ко­роч­ки медицинского психолога. Три года назад начала работать.

— Плакала над каждой прер­ванной беременностью, — вспоминает Варвара Шульга. — Была как обнаженный нерв. Анастасия Станиславовна Думилина, моя наставница, поддерживала: «Пойми, ты не Господь Бог». Ее слова подтвердил случай. В конце беседы с одной женщиной я услышала, что своего мнения она не изменит. Через положенное время я с тяжелым сердцем набрала ее номер. Оказалось, аборт она не сделала! По медицинским показаниям ей вообще нельзя его делать. То есть без меня Господь управил. Так что делаю что могу. Бывает, вспомнишь чью-то историю, всплакнешь. Помолишься о ней.

К Варваре идут разные женщины, с разными проблемами. Но главная причина абортов, по ее наблюдениям, вовсе не бедность, не страх, а нежелание расстаться с собственным комфортом.

— Тех, кто за чертой бедности, ко мне, во всяком случае, приходит немного, — рассказывает наша героиня. — И они легче сохраняют. С благополучными сложнее. И с мужьями, как мне кажется, в наше время много проблем. В семейной иерархии они где-то на периферии, они бессловесные, во всем виноватые, не умеющие достойно содержать семью…

Варвара консультирует в нескольких медучреждениях. Потом старается поддерживать с женщинами связь. Старшие дети одной из них, отказавшейся от аборта, после маминых родов жили у Вари, не с кем было оставить. Она помогает, если необходимо, получить гуманитарную помощь, собирает деньги на коляску… У себя в храме в честь святой Ольги стала инициатором создания волонтерской группы, которая помогает тем, кому трудно, в том числе и тем, кто однажды пришел к Варваре на консультацию. Для галочки, за подписью. А приобрел бесценное сокровище.

— Что чувствую, когда узнаю о рождении ребенка? — Варвара задумывается. — Радость, часто это слезы радости. И благодарность Богу. За то, что через меня или по-другому, но Он их уберег. Это счастье — быть орудием в Его руках, хоть я, конечно, этого недостойна.

Текст: Надежда Муравьева
Фото из семейного архива

От редакции. Пока верстался номер, в семье нашей героини появился еще один приемный ребенок.