Забытые в Пекине

14:49, 8 ноября 2019

25 октября в приходе нижегородской Преображенской
(Карповской) церкви состоялась открытая лекция военного переводчика, китаиста Дмитрия
Напары о судьбе останков Алапаевских мучеников — членов Дома Романовых и близких
к ним людей, убитых большевиками в ночь на 18 июля 1918 года. Чтобы сохранить тела
от осквернения, игумен Серафим (Кузнецов) вывез их из России в Пекин, где они долгое
время находились на территории Русской духовной миссии, в крипте снесенного в 1957
году храма в честь Всех святых мучеников. Дмитрий Напара 10 лет работал в Пекине,
и дом, в котором он жил, находился неподалеку. Около 20 лет он прикладывает усилия,
чтобы о забытых в Пекине мучениках узнали на Родине.

Перипетии захоронений

Среди большинства
россиян Алапаевские мученики ассоциируются только с именами великой княгини Елисаветы
и инокини Варвары, прославленных Русской Православной Церковью в лике преподобномучениц.
Их мощи были вывезены из Пекина на Святую землю стараниями британской короны. За
них ходатайствовала сестра Елисаветы Феодоровны принцесса Виктория (обе были внучками
английской королевы Виктории). Остальные пять казненных в Алапаевске — офицеры русской
императорской армии — остались без ходатайства.

Открывая встречу,
гость из Москвы назвал их имена, чины и заслуги перед Отечеством. Это внук Николая
I великий князь Сергей Михайлович, правнуки Николая I великие князья Иоанн, Константин
и Игорь Константиновичи, внук Александра II князь Владимир Павлович Палей. На слайдах
участники встречи увидели их портреты, уникальные снимки мест их упокоения в Пекине,
а также фотографии храмов, могил и надгробий, которые находились на территории Русской
духовной миссии в Китае (РДМК).

Отдельно лектор рассказал
о скорбном путешествии княжеских останков из Алапаевска через Читу в Китай, их трагической
судьбе в столице Поднебесной, где их тревожили и перезахоранивали несколько раз.
До сих пор, по словам Дмитрия Напары, точное местоположение останков неизвестно,
и этот вопрос остается открытым.

— Первоначально гробы
с телами мучеников поместили в крипте церкви преподобного Серафима Саровского на
кладбище РДМ, — рассказывает Дмит­рий Геннадьевич. — Одного из них предали земле по просьбе матери.

В 1938 году по согласованию
с японскими оккупационными властями тела были перенесены из Свято-Серафимовской
кладбищенской церкви в склеп храма в честь Всех святых мучеников. Их поставили в
нишах и покрыли черными бархатными покровами. В 1940‑х годах, предчувствуя победу
коммунистов в Китае, последний начальник РДМК митрополит Виктор (Святин) решил сокрыть
останки.

— По свидетельству
историка Сергея Фомина, нашедшего уникальный документ в архиве великой княжны Веры
Константиновны, владыка распорядился вырыть яму в приделе Симона Зилота собора в
честь Всех святых мучеников, в нее положить пять гробов, засыпать землей и пол выложить
прежней плиткой, — продолжает Дмитрий Напара.

Настало ли время?

До сих пор в России
нет интереса ни к великому князю Михаилу Александровичу, которого первым убили в
Перми, ни к Алапаевским мученикам. Впрочем, после их упокоения в склепе при кладбищенском
храме в Пекине о них забыли почти все: и родственники, и русские эмигранты.

— Престарелый пекинский
митрополит Иннокентий (Фигуровский) выпустил даже воззвание, приглашая всех благочестивых
русских людей внести свою лепту на ремонт церкви и изготовление новых гробов для
августейших мучеников, — рассказывает Дмитрий Напара, ссылаясь на Сергея
Фомина. — Но, к огорчению владыки, из всей миллионной русской
эмиграции только несколько человек в городе Тяньцзине отозвались на воззвание.

Лектор привел несколько
версий относительно судьбы останков Алапаевских мучеников. По его словам, нет ни
одного документального подтверждения того, что их гробы были обнаружены и уничтожены.
Они могут находиться либо на территории бывшего кладбища РДМК (сейчас там гольф-поле
парка Цинняньху), либо на месте снесенного храма в честь Всех святых мучеников на
территории посольства России (бывшая территория РДМК).

— Я знал личного переводчика
Мао Цзэдуна, Ли Юэжаня — он говорил, что не время пока предъявлять России эти останки,
они забетонированы, лежат, по его версии, в парке Цинняньху, — добавил он.

Все Алапаевские мученики,
за исключением Федора Ремеза, управляющего делами великого князя Сергея Михайловича,
были прославлены Русской Православной Церковью Заграницей в лике мучеников задолго
до прославления в России преподобномучениц великой княгини Елисаветы и инокини Варвары.

В 1943 году тела князей,
перед тем как их переодели и переложили в новые гробы, были осмот­рены комиссией
из 12 человек, в том числе врачей и военных экспертов. По свидетельству сотрудника
РДМК иеромонаха Николая, приводимому историком Сергеем Фоминым, «тела всех мучеников
не были повреждены тлением. Никакого запаха от них не было и на одежде не было плесени,
хотя они пролежали 25 лет, причем несколько лет — в дырявых гробах. В гробу князя
Игоря Константиновича нашли незабудку, она была свежа, как бы только сорвана в поле».

Дмитрий Напара
считает несправедливым, что русские офицеры находятся в забвении у себя на Родине:
«Все останки необходимо найти, перенести их на Родину и с достоинством захоронить».

Против врагов царя и за
Христа

Участники встречи
в Карповке узнали также о судьбе праха легендарного русского военачальника, белого
генерала Владимира Оскаровича Каппеля, тело которого было вывезено из Харбина и
перезахоронено в Москве в 2006 году. На встрече был показан отрывок из фильма «Последняя
тайна генерала Каппеля», снятого во время экспедиции в Харбин под руководством Александра
Алекаева.

— Пожалуй, Каппель
единственный не ставил перед собой политических целей и не провозглашал себя правителем
России, — замечает Дмитрий Напара, один из организаторов экспедиции. — Когда мы
вынули гроб с его останками, под мундиром кости были без плоти, а голова нетленна.
Протоиерей Димитрий Смирнов тогда сказал: «Это святой человек, когда-нибудь, Бог
даст, будет прославлен».

Генерал Каппель был
глубоко верующим человеком, с ясным умом, рыцарскими понятиями о чести, незаурядным
талантом полководца. Многие считали, что по военному таланту, стойкости и личному
героизму ему не было равных. Хотя его армия всегда находилась в численном меньшинстве,
он не проиграл ни одного сражения.

Обращаясь к сибирским
крестьянам, Каппель пророчески сказал: «Большевики отвергают Бога, и, заменив Божию
любовь ненавистью, вы будете беспощадно ист­реблять друг друга. Большевики несут
вам заветы ненависти к Христу, новое, «красное» Евангелие, изданное в Петрограде
коммунистами в 1918 году…»

Каппель умер во время
Сибирского Ледяного похода при переходе через Байкал. Он был похоронен в Читинском
кафедральном соборе. Однако осенью 1920 года, когда большевики подходили к Чите,
каппелевцы перевезли гроб с телом генерала в Харбин, избавив останки от неизбежного
поругания, и погребли их у северной стены Иверской (Офицерской) церкви.

К себе на Родину

После двухчасовой
лекции Дмитрия Напары нам удалось задать гостю несколько вопросов лично.

— Дмитрий Геннадьевич, почему тема
Алапаевских мучеников стала для вас близкой?

— Не могу объяснить
это рациональными доводами. Может быть, оттого, что мы жили в Пекине рядом с местом
их захоронения. Точно так же мне трудно объяснить, почему меня заинтересовала судьба
останков генерала Каппеля. Позже оказалось, что брат моего деда по отцовской линии
служил у Каппеля пулеметчиком. Вся семья ушла в Китай, а мой дед Дмитрий, в честь
которого я был назван, 26 марта 1938 года в Челябинске был расстрелян по так называемому
«харбинскому» приказу НКВД. Он был машинистом паровоза и одним из первых стал водить
на Дальнем Востоке сверхтяжелые составы. Деду вменили, что он был шпионом польской
и японской разведок.

— Вы пытались
организовать поиски останков Алапаевских узников?

— В 2005 году
я как староста русской православной общины в Пекине написал прошение на имя Патриарха
Алексия II с просьбой благословить земляные работы по поиску останков Алапаевских
мучеников на месте снесенного в Пекине храма в честь Всех святых мучеников. До этого
мы из Пекина профинансировали приезд к нам делегации специалистов по георадарному
исследованию местности во главе с Борисом Александровым, внучатым племянником митрополита
Виктора (Святина), последнего начальника РДМК. Раскопки, проведенные без моего участия
и с нарушением регламента, выявили на том месте лишь кости животных со скотного
двора, до 1950‑х годов располагавшегося на территории РДМК, где сейчас пруд. То
есть останки мучеников мы пока не обрели.

— Что вы планируете
делать дальше?

— В первую очередь
организуем работу в архивах, а затем , если будут достигнуты взаимоотношения с китайской
стороной, повторим раскопки на месте снесенного Всехсвятского храма и, в случае
необходимости, в парке Цинняньху. Будем действовать по аналогии с тем, как мы сотрудничали
в вопросе по возвращению в Россию праха генерала Каппеля. Тем более есть благословение
Святейшего Патриарха Кирилла на эту работу. Прославить же Алапаевских мучеников
или нет — дело священноначалия.

Марина
Дружкова

При
цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.