Здесь самые красивые закаты

16:32, 13 ноября 2019

Курица по имени Пепиша, дымчатая, необычной безхохлатой породы, чем-то похожая на индюшку, только миниатюрная, гордо прошествовала вместе с матушкой Александрой в дом. Она здесь везде ходит, и совсем ручная — вместо кошки для насельниц подворья выксунского Иверского женского монастыря в селе с необычным названием Полдеревка. В советское время на месте Троицкого храма был склад, а в подсобке — школа. Сейчас над селом вновь плывут колокольные звоны, в храме опять идут службы.

Свежим деревом пахнет

Каких только названий на Руси не встретишь.
Что там Горелово или Неелово… Простоквашино есть, Крестьянка, на севере нашей области
довелось однажды увидеть указатель с надписью «Марс». «Есть ли жизнь на Марсе?»
— кто постарше помнит, что это была одна из популярных лекционных тем в советское
время. Так вот, на том Марсе жизни не оказалось. Последнего жителя — старушку к
тому моменту дети в город увезли.

А тут Полдеревка. Что за название? Люди говорят,
что в стародавние времена на месте села стояло приметное дерево. И однажды молния
в него ударила — половину ствола спалила, половину оставила. А вскоре люди поселились
рядом. Еще рассказывают, что гроза та случилась, как раз когда войско Ивана Грозного
шло на Казань и остановилось в этом месте на отдых.

Все это, понятно, предания. Но вот то, что
Троицкий храм здесь ровно 160 лет назад построен, известно точно. Правый придел
освятили в честь Покрова Пресвятой Богородицы, левый — в честь Николая Чудотворца.
Со всей округи приходили молиться. А потом пришла революция, в доме Божием сделали
склад, позже храм совсем разрушился, осталась одна колокольня. Четыре года назад
церковь в честь Cвятой Троицы попала в поле зрения Иверского монастыря.

— К нам в монастырь приезжала жительница
Полдеревки Мария Дмитриевна Трушина, помогала во всем, — рассказывает настоятельница
Иверской обители игумения Антония (Миронова). — А потом рассказала про свое село,
что там поруганный храм. Мы стали с Божией помощью его поднимать. Иерей Александр
Куликов на месте разрушенного храма служил молебны, освящал воду на Крещение. Потом
туда приехали сестры, началось строительство.

Нашлись люди, которые помогли. Директор местного
рыбхоза (Полдеревка стоит на прудах) Николай Подуруев, еще Алексей Спиридонов, Антон
Анисимов, Николай Рынкин. Восстановительные работы еще не закончены, но основная
часть сделана. Церковь стоит на старом фундаменте, ее строили по дореволюционным
чертежам. У входов с трех сторон, впритык к дверям, поставили красивые арки, как
раньше было. В свое время сначала поставили арку, а потом к храму пристроили новую
колокольню, поэтому и получились арки у самых дверей — смот­рится необычно. Освятили
Троицкую церковь в 2012 году.

За алтарем сестры обнаружили могилку и теперь
ухаживают. На могильной плите можно прочитать, что здесь покоится священник Петр
Грацианов, видимо, он служил в Троицком храме. Рядом похоронен отрок Илья. Фамилии
нет. На кладбищенском погосте сохранились только эти два захоронения.

Церковь деревянная. И внутри деревом отделана.
Еще стоит здесь этот необыкновенный запах недавно распиленной древесины. А в окна
— солнце, с икон святые глядят…

Служат здесь теперь регулярно, батюшки приезжают
из монастыря. И с радостью идут сюда потомки тех, кто молился в Полдеревке до страшных
1930‑х. Добираются люди и из соседней Чупалейки, и из других окрестных сел. Молятся
тут и насельницы Иверской обители, приезжают из Выксы.

Модная стрижка для
несушки

Смотрим хозяйство, и везде с нами ходит Пепиша.
Матушка ее на руку посадила — это, говорит, термонасест.

— Когда мы приехали, здесь был пустырь —
трава. Начали разрабатывать землю, пригнали технику, вырыли прудик. Завели небольшое
хозяйство: огородик, гуси, утки, куры, индюшки, на лето козочек берем, — улыбается
матушка Александра. — Были еще поросята, в лето опять возьмем 10 или 15. Куры у
нас породистые: у одних перья на голове как челка, в глаза лезут — мы им эти челки
подстригаем. А зимой в инкубаторе выводим цыплят. В этот раз я вместе с гусиными
яйцами положила утиные, гусята с утятами вместе сидели. И почему-то гусята признали
маленькую уточку старшей. Теперь она предводитель стада.

В пруду — гуси. Белоснежные, ну просто лебеди…
И уточка с ними. Как только крякнет, стадо идет в нужном направлении: домой или
в пруд. В огород им вход запрещен. В этом году сестры собрали много помидоров, лука,
свеклы с морковью, кабачков и тыквы.

— Топинамбур тоже убрали, перерабатываем
для сестер, — продолжает рассказ мать Александра. — Мы его сушим, мелем в кофемолке.
Он очень полезный, говорят, хорошо выводит из организма радионуклиды, лечит поджелудочную
железу, при диабете его можно употреблять, он сахар в крови не повышает. А знаете,
какой укроп на подворье вырастает? Просто огромный! Но удобрения используем только
органические. Никакой химии! Здесь же земля неплодородная, один песок. Если к ней
рук не приложить, вообще ничего не вырастет.

Собирают сестры и лекарственные
травы, чабрец сами выращивают — аккуратные грядки устроены под окнами жилого домика.
В округе много земляники — из нее не только варят варенье, но еще и ферментируют
земляничный лист. По аналогии с кипреем — иван-чаем. Кстати и смородиновый, и малиновый
лист тоже. Зимой как приятно чайку травяного заварить! Аромат ни с чем не сравнится.
Да и польза для здоровья немалая.

— А сушим мы травки на колокольне, — говорит
матушка. — Там есть удобное место, как наверх подниматься.

Недавно разбили плодовый сад. Посадили яблони
разных сортов, виноград.

Сестер на подворье немного. Часто одна мать
Александра. Сама она с Алтая, выросла в сельской местности, землю и труд деревенский
любит. Бывает, трудники ей помогают. Сейчас вместе с ней хозяйством занимается послушница
Людмила.

— Мне здесь нравится, благодатная атмосфера,
— говорит она. — Животных я очень люблю. Курочки, козочки такие умницы!

Работы здесь всегда много, и она нелегкая.
Но потихоньку дело идет, живет подворье. В середине мая и до начала декабря приезжает
сюда матушка Александра. Господь и помощников посылает, и урожай. Все же с Божией
помощью. Без нее никак.

— Сестры мне говорят: «Ты свежим воздухом
дышишь», — улыбается мать Александра. — Да, воздух хороший и красиво у нас. Красоту
нельзя не увидеть, когда она во все небо. Закаты у нас здесь необыкновенные. Самые
красивые закаты! На фоне малинового неба — храм. И розовость эта, и церковь в воде
отражаются. А в душе тишина такая, это словами не объяснить. Приезжайте к нам летом!
На закате.

Надежда Муравьева

При
цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.