Буква буквы краше

12:13, 26 октября 2022
Курсы каллиграфии на приходе Елисаветинского храма

Оказывается, обычный камыш, который растет на речке, может превратиться в ручку. Вернее, в палочку для написания текстов — нужно только обрезать стебель соответствующим образом. Можно еще найти гусиное перо или (самый простой способ) купить канцелярское в обычном магазине. И выйдут из-под вашей руки буквы и слова, от которых веет воздухом Древней Византии и новокрещеной Руси… Глаголы вечной жизни оживают в сердце. В этом убедились слушатели курсов каллиграфии при нижегородском храме в честь преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны.

Сундук золота

Открыть на приходе курсы предложила прихожанка храма Татьяна Германова. А настоятель церкви иерей Филипп Измайлов благословил и даже попробовал в этом искусстве свои силы.

— Доброе начинание, — говорит отец Филипп. — Я чувствовал это интуитивно, а потом убедился на опыте. Помню, сидел и писал буквы. Сначала «аз», потом другие. Движения мои были суетливы, поспешны (еще не вышел из повседневного ритма), и буковки были не слишком ровные, не очень красивые. Но к концу урока что-то произошло внутри. Я почувствовал, насколько умиротворен, спокоен, мысли пришли в порядок. И вдруг появилась потребность в молитве. Я дописал то, что требовалось, с Иисусовой молитвой, и в душе установился такой мир… Я почувствовал близость Бога. Все это было настоящим откровением. Я догадывался, что это душеполезное занятие, но чтобы так явно… Рад за тех, кто будет продолжать этот курс.

Занятия начались в 2021 году. Людей пришло много, всем желающим даже разместиться было негде. Постепенно кто-то отсеивался или приходил не на каждое занятие, но меньше 30 человек не бывало. Собирались по воскресеньям в три часа дня. И тишина стояла во время занятий необыкновенная. Если, конечно, Татьяна что-то не рассказывала. А говорила она о многом. На курсах прихожане не только учились красиво писать, они узнали много нового о Ветхом и Новом Заветах, литургике, о языке богослужения.

Татьяна — иконописец. Пять лет назад она переехала в Нижний Новгород из Ярославля. Сначала ходила в Архангельский храм на Автозаводе. Когда рядом с ее домом освятили церковь в честь преподобномученицы Елисаветы, стала его прихожанкой.

— Мои учителя — это создатель Центра искусства каллиграфии Петр Чобитько и Нина Саблина, один из крупнейших специалистов по церковнославянскому языку. Петр Петрович приезжал к нам в Ярославль, давал мастер-классы педагогам, мы общались. Лекции Нины Павловны мне давали читать и слушать, — рассказывает Татьяна Германова. — Курсы каллиграфии — это сразу несколько положительных моментов. Во-первых, общение. Людей объединяет общее стремление получить духовные знания. Дух Святой Руси чувствуется на занятиях благодаря общей молитве. Во-вторых, творчество. Мы пишем пером или палочкой, а не нажимаем на кнопки клавиатуры, то есть отрываемся от электроники, которой так много сейчас в жизни, и обращаемся к творческому началу. Когда человек видит готовые образы, а не создает их в своем сознании, это постепенно и незаметно лишает его творческих способностей. Третья цель курсов — знакомство с церковнославянским языком. Многие люди не понимают службы. Я удивилась, когда одна бабушка в храме сказала, что она уже 20 лет в Церкви и не знает, почему священники «туда-сюда ходят». Печально, когда люди не хотят сделать усилие и изучить богослужение, церковнославянский язык. Ведь научиться читать несложно, а затем придет понимание. Значение непонятных слов можно найти в интернете, на Священное Писание есть не только переводы, но толкования. Непонимание богослужения — это не вопрос языка, а вопрос нашего нежелания сделать над собой усилие.

Службы на церковнославянском помогают христианину ощутить себя частью славянской и мировой культуры. Еще Ломоносов утверждал, что существует три уровня русского языка: низший (бытовой, сленг), литературный и тот, на котором говорят с Богом, — церковнославянский. Это образный, поэтичный и музыкальный язык. Об этом тоже шла речь на занятиях — не только о пропорциях и золотом сечении, но и о самом ценном: духе, корнях и истоках.

— В православии есть все, но не все умеют этим пользоваться. И тогда мы похожи на людей, которые, имея сундук золота, просят копейки на паперти, — считает руководитель курсов.

Читаем, как предки

К сожалению, сейчас занятия временно приостановлены: в помещении идет ремонт. Когда он завершится, занятия во­зобновятся, и преподаватель с учениками с нетерпением ждут этого момента. За время учебы курсис­ты раскрылись и подружились, создали свою группу в Вайбере, где продолжают общаться.

— Раньше церковнослявянский язык был для меня как китайская грамота, — говорит Надежда Борисовна Троеперс­това. — Знала, что он есть, но думала, что никогда не смогу ничего на нем ни прочитать, ни написать тем более, была уверена, что освоить его для меня невозможно. Но оказалось, что и читать, и писать не так сложно, как кажется. Преподаватель замечательный. Она и привила любовь. Сейчас читаю Псалтирь на церковнославянском. Думаю, в будущем стану читать на нем другие книги Священного Писания. Честно говоря, до курсов я не знала, что такое, например, Исход, а сейчас уже прочитала и Бытие, и Левит, изучаю Книгу Чисел. Пока читаю ее на русском, но, надеюсь, потом прочту на церковнославянском.

Валентина Петрикова — человек любознательный, всегда старается чему-то учиться. В свое время окончила катехизаторские курсы, теперь с удовольствием осваивает каллиграфию.

— Душа тянется, — говорит Валентина Николаевна. — Татьяна — прекрасный преподаватель, спокойный, сосредоточенный. Она задает тот тон, которому и должен следовать человек, желающий совершенствоваться в духовном плане. Атмосфера на занятиях — просто большое удовольствие. Пишешь, сосредотачиваешься. В тишине и покое собственной души.

Шестнадцатилетняя Анастасия — самая младшая на курсах. Однажды она увидела объявление в храме, потом услышала разговор на приходе. Стало интересно, и пришла.

— Я подумала, надо зайти посмотреть, пообщаться, — рассказывает девушка. — С каллиграфией я была совсем не знакома. И мне она очень понравилась. Как и сама атмосфера занятий — очень доброжелательная. Приходило много разных людей, появились новые знакомства. Начинали с самого простого — линеечек. Потом буковки. А когда на выставке итоговых работ посмотрела на наши рисунки, обрадовалась.

— Просто захотелось научиться красиво писать, — говорит Мария Гущина. — Тем более что это не обыкновенная каллиграфия, а связанная с Церковью, — что особенно важно. Азы церковнославянского языка я уже знала, в свое время занималась в Центре изучения Библии в Никольском соборе на Автозаводе. Раньше я редко на нем читала. Теперь благодаря этим занятиям Псалтирь читаю только на богослужебном языке. Стала чаще брать книги именно на церковно­славянском.

Курсы для слушателей бесплатны, по итогам выдается документ об их окончании. Для этого нужно выполнить выпускную работу — красиво написать молитву или заповедь. Выставка работ проходит в храме.

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.