Грешок, поросший мхом

16:18, 7 октября 2022
Любовь к вещам через призму христианства

Вы когда-нибудь задумывались о жизни вещей? Почему какими-то из них мы пользуемся долго и с любовью, «прикипаем», а другие не задерживаются в нашей жизни? У каждого из нас есть такие примеры: кто-то хранит любимую игрушку, подарок, воспоминания о котором приносят радость. Но речь не о такой, всем по-человечески понятной, привязанности. Есть болезненная любовь к вещам, которая, с точки зрения христианства, является греховной страстью. Где же эта грань между «пользоваться с удовольствием» многие годы и «возводить в культ»?

«Любить создание бессмысленное…»

С позиции христианства вещи должны служить людям, а не люди вещам. Мшелоимство — слово, даже в среде глубоко верующих людей мало употребимое, кому-то, может, вовсе не знакомое. Между тем, это греховная страсть, разновидность страсти сребролюбия. Она проявляется в стремлении приобретать все новые и новые вещи, без их видимой пользы для себя, болезненное вещелюбие. В современном языке людей с такой склонностью называют шопоголиками. Виды мшелоимства разнообразны — от взяток вещами, пристрастия к подаркам, бесполезного коллекционирования до собирания хлама.

Протоиерей Сергий Правдолюбов так говорил о предмете нашего разговора: «Один старый батюшка объяснял это слово от прилагательного «замшелый» — поросший мхом: заплесневелый хлеб в хлебнице, старое молоко в холодильнике, прогорклая крупа, которую хранили «на черный день», старые ненужные вещи — всякое бессмысленное и разорительное накопительство в духе Плюшкина. Это часто бывает грех корысти не только богатого, но и бедного».

А вот что находим в наследии святого Тихона Задонского (Плоть и дух, 27): «Великое безумие — любить создание бессмысленное и бесчувственное, которым взаимно любимы быть не можем. Вещь бесчувственная, бессмысленная, мертвая любить нас не может: и нам не подобает ее любить, но одного Бога, любящего нас, и ближнего, по образу Его созданного.

…Если скажет кто, что, мол, создания все сотворены ради человека, — ему отвечаю:

Первое. Тем самым создания должны человеку служить и работать, а не человек созданиям; служит же им тот, кто к ним прилепляется сердцем и любовью.

Второе. Должно их употреблять, а не злоупотреблять ими, — употреблять умеренно, а не излишне, ради нужды, а не ради сладострастия.

Третье. Создания эти подобны неким следам и свидетельствам, по которым Создателя познаем и к Нему приходим: от создания познаем Создателя и Его учимся и убеждаемся любить, почитать, что такое дивное ради нас сотворил.

Четвертое. Созданы служить нам, чтобы мы Богу служили; а когда не служим Богу, то и их служение нам бесполезно бывает, а Богу оттого великая неблагодарность проистекает…»

Первые звоночки от Плюшкина

Собирание хлама — это заболевание, которое называется синдромом Плюшкина (от имени помещика Плюшкина из гоголевских «Мертвых душ»). Как и любое другое психическое расстройство, синдром имеет несколько стадий развития. На первой и относительно безобидной — человек скупает разные вещи, которые, на его взгляд, могут когда-либо ему пригодиться в быту. Естественно, выбрасывать уже имеющиеся старые вещи он не торопится: пригодиться могут и они. На следующей стадии квартира начинает превращаться в свалку. В финальной стадии человек несет домой все, что попадается ему под руку: от старого матраса, найденного около помойки, до худой кастрюли, которую уже нельзя применить по назначению. В результате в квартире царит антисанитария, так как человек не выбрасывает не только предметы, но и продукты, которые гниют.

Плюшкин становится настоящей бедой не только для соседей, но и самого себя: меняется психологическое состояние, появляются  раздражительность и агрессия, человек мало общается или полностью прекращает контакты с людьми. Люди с таким синдромом дорожат даже кожурой от апельсина и подозревают окружающих, что у него отберут «богатство». Вся жизнь концентрируется вокруг собранного хлама.

Развитие синдрома могут спровоцировать тяжелые стрессовые ситуации, а также наличие других психических заболеваний — шизофрении, слабоумия, обсессивно-компульсивного расстройства и прочих. В группу риска также попадают подростки, пережившие психологическую травму. Вещи дают человеку иллюзию защищенности и безопасности. Первый «звоночек» синдрома Плюшкина — невозможность или неготовность расстаться со старой вещью или чрезмерная привязанность к вещам.

Мы расстраиваемся и ругаем себя из-за разбитой чашки, из-за прогоревшей по случайности кастрюли, сколько детей были наказаны за ненамеренную порчу не таких уж и значимых, «проходных» вещей. Но нельзя позволять им затмевать нашу реальную жизнь. Вещи созданы лишь для того, чтобы сделать ее более удобной и легкой.

А бывает, что хламом в доме дело не ограничивается и речь идет уже об интеллектуальном мшелоимстве. Это когда сознание человека захламлено всевозможными незначимыми случаями, которые произошли в течение жизни. Где отравился, с кем поссорился или помирился, кто что подумал — все это человек держит в своем сознании. И если накопленные Плюшкиным вещи можно убрать, то интеллектуальное мшелоимство разгрести без желания самого человека невозможно, он должен сам это осознать и избавляться от этого мусора.

Привычки поколений

Критикуя вещизм, важно учитывать время, в котором жили старшие поколения. Люди, пережившие Великую Отечественную войну, голод, стремились делать запасы продуктов и вещей. Потом эти привычки перешли к их детям. Во времена брежневского застоя преобладала боязнь дефицита, страх потери стабильности и погоня за мещанской роскошью — югославскими торшерами, румынскими стенками и чехословацкой посудой. В нулевых в России наблюдалась демонстративная роскошь среди обеспеченных слоев населения. Но простые люди тоже стремились покупать новые вещи, сохраняя старые телефоны, пальто и сумки, которые отслужили свой век.

В то же время в современной России уже стали моветоном пыльные стенки, пластиковые цветы в вазочках, вязаные салфетки на телевизоре, пульт в целлофане и балкон с велосипедом и санками. Стал модным минимализм, избавление от лишних вещей, которые загромождают наше пространство. Однако пандемия коронавируса продемонстрировала, что к домашнему минимализму могут стремиться только те люди, которым не нужно беспокоиться из-за непредвиденных желаний или потребностей. Многие, очистившие свое жилье по методу Мари Кондо (японская писательница, специалист по организации домашнего быта), начали жалеть об избавлении от некоторых вещей.

Психологи отмечают, что во многих случаях люди, которые с трудом расстаются с вещами, таким образом реагируют на тревогу от финансовой нестабильности, а также проявляют сентиментальность и искаженную бережность к собственному прошлому.

Духовная ревизия

Итак, вещелюбие и мшелоимство — это немощь духовная. Чтобы не допустить накапливания в доме излишних вещей, следует чаще проводить ревизию в местах, где они хранятся в наибольшем количестве. Кроме того, необходимо меняться внутренне, уметь расставаться с вещами без жалости.

Если в доме находятся ненужные и неиспользуемые предметы, то лучше всего отдать их тем, кому они принесут пользу, а такие люди или даже целые семьи могут найтись и в вашем доме. Вещи, которые уже не используются, можно принести в церковь или же в приемные пункты для сбора обуви, одежды и других предметов для нуждающихся. Человек при этом получит не только духовное освобождение, но и радость от помощи ближним и от того, что вещи, лежавшие «мертвым» грузом, будут снова в пользовании.

Это работает

Итак, для большей эффективности борьбы со страстью накопительства полезно следовать простым правилам:

1. Без сожаления расставаться с неиспользуемыми вещами, отдавая их тому, кто в этом нуждается, или выбрасывая.

2. Регулярно проводить ревизию в залежах вещей и продуктов.

3. Прежде чем совершать очередную покупку, — взвешивать, так ли она необходима. Новая вещь должна идеально подходить по всем показателям, а не просто быть симпатична.

4. Соблюдать баланс: сколько вещей на вход — столько на выход.

Иерей Алексий Пестрецов:

— Далеко не каждый верующий не всегда и не сразу начинает понимать, что он подвержен греху мшелоимства. Казалось бы, что тут такого? Я никого не обижаю, не оскорбляю. Кто пострадает, если я куплю себе какую-то вещь? Я же для себя, и на свои средства. Я же заработал, я же заслужил, и в конце концов мне нужна эта вещь. В чем грех?

В Евангелии Господь говорит замечательные слова, которые являются основным критерием в нашем отношении ко всему земному и материальному: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Матф 6:21). Если мы, приобретая вещи, имущество, начинаем жить ради того, чтобы со временем сделать новое приобретение, если целью нашего бытия становится покупка очередной модели одежды, смартфона, автомобиля и т. д., мы, говоря словами Евангелия, собираем себе сокровища на земле. При этом мы не заботимся о своей душе, потому что наше сердце отягощено заботами о земном, а все мысли сосредоточены на благах этого мира. Наша система ценностей настроена на удовлетворение материальных потребностей. Но в Царствии Небесном, куда призывает нас Господь, совершенно другие ценности: милосердие, любовь, сострадание, забота о ближнем. Эти истинные ценности останутся при нас вечно, а земные мы оставим в этом мире, не сможем взять с собой в Царствие Божие.

На исповеди редко услышишь название греха мшелоимства, но в поступках, свойственных ему, люди каются. Чаще женщины, которые, увлекаясь покупкой очередного товара, лишь впоследствии понимают абсолютную бесполезность и ненужность приобретенной вещи. В этом и кроется опасность «безобидного» шопинга. Ведь, по большому счету, таким способом человек пытается забыться от насущных проблем, уйти от принятия действительно важных решений. Покупая товар, он поднимает себе настроение. Или с помощью нового приобретения повышает свой статус, начиная воспринимать самого себя человеком более состоявшимся, имеющим возможность купить дорогую вещь.

Как и от любого греха, от мшелоимства непросто избавиться. И хорошо, если уже пришло осознание того, что это неправильно, когда тратишь свои или семейные деньги на ненужную покупку. Важно, трезво оценив свое духовное повреждение, спокойно и настойчиво его устранять. И на этом пути нужно всегда помнить евангельские слова про сокровище, которое с нами вечно, и «сокровища», оставленные нами в этом мире и для вечности не имеющие никакой ценности.

Текст: Татьяна Новикова