Песня речного жемчуга

10:43, 21 октября 2022
Нижегородская мастерица готова делиться секретами старинного искусства

Ожерелье, косник, венец, заборошник, кокошник… От поэтичных стародавних названий веет сказкой, стариной, какой-то тайной. На память приходят образы русских красавиц в уборах, унизанных скатным жемчугом. И кажется, вся эта волшебная сияющая красота, созданная руками русских мастериц, осталась только в музеях, рассказах и сказках про царевен, барынь и купчих. Оказывается, нет.

Недавно на православной выставке-ярмарке я познакомилась с нижегородским мастером, которая возрождает древнерусское шитье жемчугом. На своем стенде она представила коллекцию расшитых жемчугом головных уборов и шейных украшений. Экспонаты созданы по старинным эскизам, фотографиям и картинам в традиционных техниках «низанье» и «саженье». Работы удивительно тонкие и красивые!

Наталья Чвертка занимается рукоделием уже 30 лет. Делает кукол из лоскутов, вышивает золотом, умеет ткать… А вот жемчугом вышивает только два года. Хотя в ее коллекции уже около 15 головных украшений, не считая шейных. Наталья шьет жемчугом вручную, в русской традиции. Как мастера сотни лет назад. Создает реплики (копии) старинных кокошников и венцов. Задачей своей она видит дословное следование традиции, ее возрождение и продолжение, а также новое применение.

— Пока я в процессе изучения этой традиции. Мне важно аутентично воспроизвести шитье жемчугом, чтобы эту традицию можно было возродить и передать без искажения дальше, — рассказывает Наталья. — Я пытаюсь изготовить все возможные виды головных уборов, которые бытовали на территории Руси. Сейчас, к примеру, я закупила материалы для курской сороки. Это золотное шитье. Но мне хочется, чтобы эта сорока была в моей коллекции.

По пути к истокам

С чего началось увлечение Натальи жемчугом? Почти случайно. Два года назад она увидела венец, изготовленный московским мастером Юханом Никадимусом, и буквально заболела этой темой. С тех пор изучает этот вопрос, учится на курсах, сама разбирается в конструкции музейных экспонатов.

— Не могу объяснить точно, чем меня привлекает жемчуг. Тяга на уровне генетической памяти. Этот «русский камень», как его называли иностранцы, чист и светел, сияет внутренним светом и глубоко символичен, — считает мастерица.

При создании жемчужных изделий Наталья сочетает как антикварные, так и современные материалы: лен, шелк, хлопковый шнур, бисер, жемчуг, стеклярус, полудрагоценные камни и пайетки.

— Материалы я закупаю на специальных сайтах и в антикварных мастерских, также хожу по блошиным рынкам, спрашиваю у старушек, у кого что осталось, интересуюсь у друзей, нет ли старинных украшений. Меня интересуют аутентичные изделия, которые могли бы не удешевить, не упростить старинный головной убор, — делится Наталья.

Первой ее работой был венчальный венец Архангельской губернии.

— Мне очень понравилось, что он ажурный, выполнен в прорезной технике, когда вышивка вырезается по контуру рисунка. Такие венцы носили девушки-поморки, выходили в них на вечоры и гулянья. Изделие оказалось очень сложным в изготовлении, и я поняла, что этому мастерству нужно учиться. Освоила три курса у московского мастера-золотошвеи Арины Николаевой. Одновременно изучала образцы в музеях Москвы, Петербурга и Нижнего Новгорода.

«Низанье» и «саженье»

Рассматривая каждый завиток, жемчужинку на кокошнике или венце, шитые по ткани узоры, вспоминается из Брюсова: «Жемчуг крупный, жемчуг малый нижут с утра до утра, жемчуг желтый, жемчуг алый белой нитью серебра». Вышивка жемчугом была на Руси необычайно популярным видом рукоделия, в котором русские мастерицы достигли невиданных высот!

— Низанные — от слова «низать», то есть собирать несколько жемчужин или бисеринок на проволоку либо нитку и создавать узоры на ткани, — поясняет мастерица. — Шитье жемчугом выполняли разными способами: сплошным и прорезным. Крупные жемчужины считались зернами, а мелкие — весом.

Жемчуг предварительно разбирали по величине, затем просверливали дырочки и нанизывали на прочную нить или тонкую проволочку. Так получалась жемчужная нить, которая пришивалась на белый хлопковый шнур. Поэтому техника и называется «сажение по бели».

— На ткань-основу, туго натянутую на пяльцы, пришивается шнур по заранее нанесенному рисунку, — поясняет секреты техники шитья Наталья. — К первому ряду бели плотно пришивается второй. В образовавшуюся между двумя рядами ложбинку укладывается, «сажается», жемчужная нить или бисер. Между завитками шнура сажаются камни, которые обшиваются мелким бисером или жемчугом, остальное пространство заполняется золотыми пайетками или прорезается. Красота неземная!

От крестьянки до царицы

В России жемчуг носили все, он широко применялся в светской одежде, как мужской, так и женской. До XVIII века собрать жемчужное ожерелье даже крестьянину не стоило больших денежных затрат, достаточно было потрудиться — достать перлы со дна реки. В России жемчуг поставляли более 150 рек. Тот, что помельче, крестьяне оставляли себе.

— Зачастую венчальный убор покупался один на всю деревню, — рассказывает Наталья. — Более зажиточные могли позволить такой венец в семью. Иногда венцы перешивались, когда у матери было две дочери, чтобы у каждой был свой. Венец или кокошник можно было разобрать, поделить жемчуг пополам, добавить накопленные матерью жемчуга и вышить два кокошника. Венцы лежали в сундуках и передавались по наследству.

Жемчужная вышивка украшала не только одежду царей, бояр и крестьян, но и иконы в храмах, и облачения священников.

— Практически все церковное облачение было усыпано жемчугами: оплечье, поручи, саккос, патриарший клобук, митры, — говорит наша героиня. — Так же украшали оклады икон, одежды Богородицы и Спасителя. С библейских времен жемчуг символизирует праведность, это эпитет святости, непорочности, камень невест. В легендах разных народов он также ассоциируется со слезами. В христианстве это слезы Богородицы.

Вышивка жемчугом — это искусство! Слава о русских мастерицах гремела и за пределами страны. Мастерские были при монастырях, княжеских и царских дворах. Известны работы светлиц князей Старицких, бояр Годуновых, «торговых гостей» Строгановых и многих других.

Новое дыхание

Сейчас интерес к жемчугу возвращается. В Нижнем Новгороде есть клуб «Ивушка», где вышивают золотом и жемчугом и предлагают мастер-классы в этой старинной технике. У самой Натальи Чвертки появились новые идеи в использовании жемчуга. Например, она предлагает расшивать им небольшие сумочки или чокеры — повязки на шею.

— Шейные украшения носили и раньше, только они иначе назывались: заборошники, наборушники — в разных регионах по-разному. Украшение в форме подковы. Его вышивали жемчугом, каменьями, стеклом, золотом и бисером.

Наталья готова делиться секретами мастерства с другими. Ей нравится «пробуждать в людях воспоминание доброты, сердечности, любви родительской». Вопрос о том, где и как «выгуливать» жемчуг, для нее пока открыт. Но она точно знает, что не выгуливать его нельзя. Иначе потускнеет и сам жемчуг, и память о нем. А этого допустить нельзя.

Путешественник барон Август фон Гакстгаузен в своих записях дает представление о распространенности жемчуга в крестьянской среде в Нижегородской губернии. Здесь, по его словам, «каждая крестьянка носит на шее, на головном уборе от 200 до 300, а иногда и до 1000 настоящих жемчужин!»

Текст: Марина Дружкова