С рассуждением или безоглядно?

11:30, 23 ноября 2022
Бывает ли милостыня неправильной

Милосердие — одна из заповедей евангельских блаженств — было и остается редкостью во все времена. Каких только ухищрений ни придумывает рационалист, стремясь избежать участия в этом непременном христианском деле! Борьба между голосом любви и требованиями рассудка просачивается и в вопросы прихожан. Что значит быть милостивым, разъясняет настоятель Богородице-Рождественского храма села Катунки Чкаловского района протоиерей Владимир Гофман.   

— Слышала, что подавать пьющему неправильно — вроде как поддерживаешь его грех, он катится в пропасть, а ты ему еще и помогаешь? А не грех ли смотреть и рассуждать, кому подаешь? Ведь раз человек просит, значит, нуждается…

— Мы начинаем делить нищих на «правильных» и «неправильных». Первые соответствуют нашим высоким требованиям, а вторые не соответствуют. «Хорошим» нищим мы даем милостыню, «плохим» — нет. Но Господь Иисус Христос не разделяет людей, Он говорит: «Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся…» (Мф 5:42). А ведь и в евангельские времена нищие были не всегда истинно нуждающимися, случались, наверное, и проходимцы. Но Христос заявляет: дай! Разве это не указание к действию? Конечно, любая добродетель требует рассуждения. Но кто мы такие, чтобы давать оценку? Получается, что мы заранее считаем человека плохим, не зная его. Мое мнение: дать милостыню по силе любому и не сомневаться. Всякое может быть. В дневнике Тараса Шевченко есть такая запись: «Шел я в декабре по набережной. Навстречу босяк. Дай, говорит, алтын. Я поленился расстегивать свитку. Бог, отвечаю, подаст. Иду дальше, слышу — плеск воды. Возвращаюсь бегом. Оказывается, нищий мой в проруби утопился. Люди собрались, пристава зовут… С того дня я всегда подаю любому нищему. А вдруг, думаю, он решил измерить на мне предел человеческой жестокости…»

— Бывает какое-то такое настроение — и подаешь, даже если в кошельке совсем немного, и понимаешь, что до зарплаты еще тянуть и тянуть, а иногда и деньги получишь, а подавать не хочется… Как это объяснить?

— А зачем это объяснять? У нас бывает разное состояние духа. Но, как бы там ни было, подавать милостыню нужно независимо от настроения. Причем не только деньгами.

— Недавно подобрали на улице котенка. Было очень холодно, а он крошечный… Пока домой несла, вспомнила, что один из ветеринаров говорил, что нельзя подбирать уличных котят — могут принести в дом заразу… Но котенка мы все-таки забрали себе… Теперь думаю: зачем? Это рассуждение о том, о чем, наверное, не надо рассуждать, мне не нравится… Значит, я не тверда в своем решении помочь? Что это? Малодушие?

— Не слишком ли много мы рассуждаем, особенно, когда нужно проявить милосердие? А Священное Писание однозначно говорит: «Праведный печется и о жизни скота своего, сердце же нечестивых жестоко…» (Прит 12:10). Вот и святые отцы, в частности, святитель Иоанн Златоуст, пишет: «Упражнением в человеколюбии служит то, чтобы на бессловесных животных приучать себя к состраданию одноплеменникам. Милующий их тем более бывает милостив к брату». Если мы не можем взять брошенного котенка себе, то можем ведь отнести его в приют для животных, кто мешает? А мешает наше жестокосердие. У меня дочь как-то подобрала на улице собаку с табличкой на шее: «Она нам не нужна». Вот ведь как! Позаботились не только о том, чтобы бросить беднягу, но и о том, чтобы кто-то даже не искал хозяина, не причинял ему беспокойства! А поэт называет животных братьями нашими: «И зверье, как братьев наших меньших, никогда не бил по голове». Значит, и брату на шею табличку, что он не нужен… Разве не наблюдаем такое?

— Возник небольшой спор между знакомыми: есть ли смысл в благотворительности и какой, если она делается напоказ? Например, строятся и открываются новые храмы, «государевы мужи» посещают больницы и дома престарелых — и об этом рассказывают по телевидению. А ведь считается, что добрые дела должны делаться в тайне. 

— Так не просто считается, но так нам завещал поступать Христос: «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф 6:3–4). Такой спор не душеполезный и к тому же свидетельствует о гордыне — оцениваете людей. А на каком основании? Кто-то занимается благотворительностью напоказ? Бывает такое. Но вам-то что за дело? И разве поступок его плохой? К тому же, вы откуда знаете все обстоятельства его поступка? Почему он стал объектом внимания СМИ? И разве вам известно, с какой целью тот или иной благотворитель строит и украшает храмы? А сколько людей делают это, не афишируя свое участие в благом деле! Мы ничего не знаем, а беремся судить. Мне кажется, это от зависти. Спросить бы кого-нибудь из тех, кто дает оценку, а сам-то ты хоть раз принес жертву, хоть раз проявил милосердие? Может, ты больных посещаешь или помогаешь дому престарелых, а то и на храм Божий жертвуешь? И ответ будет, скорее всего: «А государство где? А попы на «мерседесах»? А бизнесмены воруют… У них денег куры не клюют, а у меня…» Отсюда и ясно, что все дело в зависти, хотя признаться в этом мало кто сумеет. Такие люди, пожалуй, и сами украдут, если будет возможность. Не стоит судить о том, чего не знаем или знаем понаслышке. А то получается, что рядимся в белые одежды, имея черные мысли.

— Что значит «ссужать всякому мимоходящему?» Правильно это или нет?  

— Слова эти принадлежат святителю Василию Великому. Речь о милостыне: давать — не давать, всякому или по выбору… Нужна опытность, чтобы различить истинно нуждающегося и просящего по любостяжательности. И кто дает угнетенному бедностию, тот дает Господу и от Него получит награду; а кто ссужает всякого мимоходящего, тот бросает псу, который докучает своею безотвязностию, но не возбуждает жалости своей нищетою». В древнейшем христиан­ском памятнике «Учение двенадцати апостолов» представлены диаметрально противоположные подходы к милостыне, в то же время вполне христианские. В нем говорится следующее. Дающий не судится — горе берущему, если он берет не на дело. Тот, кто дает щедро и с любовью, причем, может быть, в руки недостойные, не только не судится, но и получает награду. С другой стороны, «да запотеет милостыня твоя в руке твоей, прежде чем ты узнаешь, на что даешь». Так что каждый поступает исходя из приведенных положений, как ему велит совесть.

— Когда и какие пожертвования можно относить в храмы и монастыри? По православным праздникам или, например, в день поминовения…

— В любое время любое пожертвование, но только действительно нужное людям. За исключением того, что пора выбрасывать, а рука не поднимается, по принципу: «На Тебе, Боже, что нам не гоже».

— У святых отцов прочитал, что даже добрый помысел — уже милосердие. Получается, молитва — это тоже милостыня? Бывает ли милосердие без видимых дел?

— Милосердие — чувство готовности оказать бескорыстную помощь, прощение; а также сама такая помощь, прощение. То есть эта добродетель направлена на какой-либо предмет, человека, животное. Добрый помысел, о котором вы говорите, может иметь такое направление. Молитва за кого-то, нуждающегося в молитвенной поддержке, в какой-то мере может быть проявлением милосердия. И будет это все же «наружное» дело, в результате даже и видимое. Но, мне кажется, размышление на эту тему похоже на схоластику. Есть желание молиться, так надо молиться, не раздумывая, милостыня это или нет. Апостол дает простой совет: «молитесь друг за друга, чтобы исцелиться: много может усиленная молитва праведного» (Иак 5:16).

— Когда поругаешься с кем-нибудь, трудно оставаться милостивым. Да и к тем, на кого обиделся, — тоже. Можно ли приступать к молитве в таком, не самом спокойном и благостном состоянии? И какую лучше читать?

— И снова о терминах. Кто такой милостивый, который, по словам Христа в Нагорной проповеди, помилован будет (Мф 5:7)? Очевидно, тот, кто проявляет милость по отношению к другим. Вполне конкретное действие. Вы говорите, что, поругавшись, вам трудно оставаться милостивым. То есть до ссоры вы были милостивы? Точно? Милость кому-то оказывали, а тут перестали оказывать? Может, вы имели в виду все же оставаться смиренным (с миром в душе, который был потерян во время ссоры)? Так еще понятно. А молиться нужно, разумеется, с миром в сердце. Пока его нет, читайте 50‑й псалом.

— Можно ли жить в ожидании помощи конкретного человека? Или все-таки уповать на помощь Божию? В чем разница?

— Ответ на этот вопрос дает Священное Писание. Открываем Псалтирь: «Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения» (Пс 145:3). Человек может подвести и не оказать помощи. По разным причинам. А кто не подведет никогда? Там же: «Блажен, кому помощник Бог Иаковлев, у кого надежда на Господа Бога его» (Пс 145:5). Ни прибавить, ни убавить.

Подготовила Елена Богомазова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.