Служить или не служить?

15:54, 14 сентября 2017

Не за горами осенний призыв молодежи на службу в армию. Некоторые родители призывников всеми силами стараются освободить своего отпрыска от воинской повинности, другие, расставаясь с ним на год, опасаются за его здоровье и саму жизнь. Верующие приходят в храмы поставить свечи, заказать молебны о здравии. И нередко задают вопрос: а как Церковь относится к армии, к войне, как, дескать, с заповедью «не убий», как понимать слова Иисуса Христа: «А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую…» (Мф 5:39)?

По поводу войны и мира в церковной среде можно услышать самые различные толкования. Вплоть до того, что Господь запрещает брать в руки оружие. Нередко ответ бабушки у подсвечника принимается как общецерковное мнение. К сожалению, мало кто знает о существовании важнейшего документа, в котором изложена официальная точка зрения Церкви на современные проблемы общества, в котором мы живем. Это «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», принятые Архиерейским собором еще в 2000 году.

Церковь хотя и отделена от государства, но ее члены являются его гражданами, а значит, она имеет право высказывать свой взгляд на ту или иную проблему, волнующую людей. Так вот глава 8 «Основ социальной концепции…» посвящена вопросам войны и мира.

Когда необходимо ответить

«Война есть зло, — читаем в тексте Концепции. — Причина его, как и зла в человеке вообще, — греховное злоупотребление богоданной свободой, «ибо из сердца исходят злые помыслы: убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф 15:19). Убийство, без которого не обходятся войны, рассматривалось как тяжкое преступление пред Богом уже на заре священной истории. «Не убий», — гласит закон Моисеев (Исх 20:13). В Ветхом Завете, как и во всех древних религиях, кровь имеет священный характер, поскольку «кровь — это жизнь» (Лев 17:11–14). «Кровь оскверняет землю», — говорит Священное Писание. Но тот же библейский текст предостерегает обращающихся к насилию: «Земля не иначе очищается от пролитой крови, как кровию пролившего ее» (Числ 35:33).

Неся людям благую весть примирения (Рим 10:15), но находясь в мире сем, который пребывает во зле (1 Ин 5:19) и исполнен насилия, христиане невольно сталкиваются с жизненной необходимостью участвовать в различных бранях. Признавая войну злом, Церковь все же не воспрещает своим чадам участвовать в боевых действиях, если речь идет о защите ближних и восстановлении попранной справедливости. Тогда война считается хотя и нежелательным, но вынужденным средством. Православие во все времена относилось с глубочайшим почтением к воинам, которые ценой собственной жизни сохраняли жизнь и безопасность ближних. Многих воинов Святая Церковь причислила к лику святых, учитывая их христианские добродетели и относя к ним слова Христа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин 15:13).

С позиций нравственной правды

«Взявшие меч мечом погибнут» (Мф 26:52), — в этих словах Спасителя находит обоснование идея справедливой войны. С христианской точки зрения, понятие нравственной правды в международных отношениях должно опираться на следующие основные принципы: любовь к своим ближним, своему народу и Отечеству; понимание нужд других народов; убеждение в том, что благу своего народа невозможно служить безнравственными средствами. Эти три принципа определили нравственные границы войны, которые были выработаны христианским миром в Средние века, когда, применяясь к реальной ситуации, люди пытались обу­здать стихию военного насилия. Уже тогда существовала убежденность, что война должна вестись по определенным правилам, что и сражающийся человек не должен терять своего нравственного облика, забывая, что его противник — такой же человек, как и он сам.

Даже защищаясь от нападения, можно одновременно творить всяческое зло и в силу этого по своему духовному и моральному состоянию оказаться не выше захватчика. Война должна вестись с гневом праведным, но не со злобою, алч­ностью, похотью (1 Ин 2:16) и прочими порождениями ада. Наиболее правильную оценку войны как подвига или, напротив, разбоя можно сделать, лишь исходя из анализа нравственного состояния воюющих. «Не радуйся смерти человека, хотя бы он был самый враждебный тебе: помни, что все мы умрем», — говорит Священное Писание (Сир 8:8).

Гуманное отношение к раненым и пленным у христиан основывается на словах апостола Павла: «Если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим 12:20–21).

Испытай сердце

В иконографии святого Георгия Победоносца черный змий попирается копытами коня, который всегда изображается ярко-белым. Этим наглядно показывается: зло и борьба с ним должны быть абсолютно разделены, ибо, борясь с грехом, важно не приобщиться к нему. Во всех жизненных ситуациях, связанных с необходимостью применения силы, сердце человека не должно оказываться во власти недобрых чувств, роднящих его с нечистыми духами и уподобляющих им. Лишь победа над злом в своей душе открывает человеку возможность справедливого применения силы.

Такой взгляд, утверждая в отношениях между людьми главенство любви, решительно отвергает идею непротивления злу силою. Нравственный христианский закон осуждает не борьбу со злом, не применение силы по отношению к его носителю и даже не лишение жизни в качестве последней меры, но злобу сердца человеческого, желание унижения и погибели кому бы то ни было.

Протоиерей Владимир Гофман

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.