«Царское богомолие, Новодевичь монастырь»

15:26, 26 мая 2017

На месте дома теперь камень. Кусок гранита, надпись на котором поведает вам о том, что стоял здесь когда-то дом, где родился и жил до отъезда своего в дальние края будущий Патриарх. Окна смотрели на монастырь. В Алексеевской обители несли служение и отец, и дед Ивана Страгородского — будущего Предстоятеля. Эта монашеская община стала для него колыбелью подвижничества. Сюда его приносили в пеленках к причастию, здесь он, маленький мальчик, пел красивым голоском: «Христос воскресе!» Сестры нянчились с ним, а родная тетка Вани была игуменией монастыря, основанного по велению самого государя Михаила Федоровича Романова.

Во имя человека Божия

Арзамасский Новодевичий во имя Алексия, человека Божия, женский монастырь начал свою историю в 1634 году. Арзамасский вое­вода князь Шаховской обустроил его как «царское богомолие, Новодевичь монастырь». Поставили ограду с колокольней над святыми вратами, а внутри — 30 деревянных келий. Построили бревенчатую холодную церковь в честь Казанской иконы Божией Матери с тремя приделами: в честь преподобного Алексия, человека Божия, в честь священномученика Филиппа, митрополита Московского, и в честь преподобной Марии Египетской. Согласно описи 1686 года, у восточной стены монастыря находился теплый шатровый храм в честь Всех святых.

Ктитор обители, царь Михаил Феодорович, прислал в новоустроенный монастырь Казанскую икону Божией Матери, а также икону преподобных Михаила Малеина и Алексия, человека Божия, — небесных покровителей царской семьи.

К началу XVIII века постройки монастыря обветшали. В 1708 году сестры «били челом» царю Петру I, чтобы он дозволил произвести денежный сбор в пользу монастыря. На собранные средства в 1723 году были поновлены кельи, в 1753 году вместо Алексеевского придела Казанской церкви построен каменный Алексеевский храм с приделом в честь Успения Пресвятой Богородицы.

Однако в 1764 году монастырь был упразднен. Обе его церкви стали приходскими, а все имущество передано Арзамасскому Свято-Николаевскому женскому монастырю, в который перевели и монахинь. Правда, из-за недостатка помещений в Николаевской обители сестры остались на прежнем месте, и к ним даже со временем продолжали присоединяться женщины, желавшие посвятить жизнь Богу.

18 августа 1777 года по прошению клириков и прихожан Алексеевской церкви Владимирский епископ Иероним благословил строительство на месте обветшавшего деревянного Казанского храма каменного в честь Вознесения Господня с приделом в честь Казан­ской иконы Божией Матери. Антиминс и богослужебная утварь из упраздненной деревянной Казанской церкви были переданы в Алексеевский храм. Тем же указом проживавшие при Алексеевском храме послушницы были переведены в Вознесенскую церковь.

По заветам преподобного

Расцвет Алексеевской общины связан с именем преподобного Феодора (Ушакова), в 1762 году назначенного настоятелем Санаксарского монастыря, а теперь ставшего духовником Алексеевской общины, в которую вступили приехавшие из Санкт-Петербурга его духовные дочери. Преподобный Феодор составил для насельниц правила общежития, посещал сестер 2–3 раза в год, переписывался с настоятельницами, помогал пожертвованиями (половину рыбного улова братия Санаксарской обители отсылала в Арзамас).

До 1813 года община подчинялась Николаевскому монастырю, но фактически руководилась избиравшейся из числа сестер настоятельницей. Первая — Евдокия Иванова — была избрана в 1777 году. Община быстро росла: в 1760-х годах в ней состояли 38 сестер, в начале XIX века — 270.

В 1813 году для проживавших при Алексеевском храме 450 сестер была учреждена самостоятельная, не зависимая от Николаевского монастыря община, настоятельницы которой утверждались Нижегородским архиереем. Указом Синода от 22 декабря 1845 года в общине был принят устав, приравнивавший ее к общежительным монастырям, но без права совершать монашеские постриги. В основу устава легли правила общежития, составленные преподобным Феодором (Ушаковым).

Начальница общины избиралась сестрами и утверждалась архиереем, в обитель принимались послушницы, только прошедшие искус (от месяца до года). Сестры занимались шитьем церковных облачений, плащаниц, ткачеством, золотошвейная мастерская получала заказы не только из разных районов России, но и из Константинополя, Иерусалима. Помимо доходов от рукоделия и пожертвований содержание общины обеспечивалось процентами с капитала и доходами с земельных и лесных угодий, к 1917 году обитель владела 1186 десятинами земли.

21 ноября 1881 года по благословению епископа Нижегородского Макария (Миролюбова) сестры обители — около 500 человек — приняли иноческий постриг с облачением в камилавку и рясу. 10 декабря 1897 года Арзамасская женская община была обращена в первоклассный женский монастырь с наименованием «Новодевичий, Алексия, человека Божия».

К 1917 году в обители было 838 насельниц: 90 монахинь и 748 послушниц. К началу XX века в монастыре стояли три храма: пятиглавый холодный Вознесенский, построенный и освященный в 1787 году игуменом Санаксарского монастыря Венедиктом; трехэтажная Успенская церковь с приделом во имя Алексия, человека Божия, построенная на месте Алексеевской церкви в 1798–1805 годах, и церковь в честь преподобного Иоанна Лествичника в двухэтажном больничном корпусе, возведенном в 1825–1827 годах.

После революции монастырь закрыли. На его территории сейчас располагается воинская часть. Но год назад Алексеевская обитель начала возрождаться. Пока Церкви возвращен лишь один небольшой жилой корпус, но есть надежда, что святая обитель в Арзамасе возродится в былой славе.

Матушка устроительница

Игумения Евгения, в миру Еннафа Ивановна, тетка будущего Святейшего Патриарха Сергия, была старшей дочерью протоиерея Иоанна Дмитриевича Страгородского.

В 1844 году родители отдали 11-летнюю Еннафу на воспитание в Николаевский женский монастырь. В 21 год она была пострижена в рясофор епископом Нижегородским Иеремеем (Соловьевым).

В 1857 году мать Евгения переводится в Алексеевский монастырь, где служил ее отец. Двадцать лет она исполняла послушания мастерицы золотного шитья, шелковых и синельных работ. В 1877 году указом консистории инокиня Евгения назначается казначеей, а через два года становится начальницей обители.

Вскоре матушка Евгения превратила ее в первоклассный монастырь, сохранив правила общения и строгость монастырских нравов. Туда принимались женщины, вдовы и девицы разных сословий, «весьма хороших качеств, склонных к монастырской жизни, не бывших под судом и следствием». В 1910 году в общине проживало 805 сестер. Среди них были петербургские дворянки и московские купчихи. Поступавшие в монастырь неграмотные крестьянские девушки обучались письму и чтению, а также рукоделиям. В обители матушка устроила библиотеку.

Все делалось руками насельниц, монастырь содержал лишь 15 наемных рабочих. На воспитании здесь находилось 15 сирот, а на содержании — заштатные священники и их жены. За учреждение в приходе обители второклассного женского училища матушка Евгения была удостоена награды Святейшего Синода. Награждена она была также золотым наперсным крестом и палицей.

В 1896 году 16 апреля в возрасте 63 лет игумения Евгения была пострижена в мантию с сохранением прежнего имени, а 5 февраля 1898 года — возведена в сан игумении. В 1913 году в ее послужном списке отмечено последнее важное событие: она была принята в императорском дворце в Петербурге.

Умерла матушка Евгения весной 1914 года и похоронена на монастырском кладбище. На поруганном надгробии из черного камня еще можно прочесть надпись: «Под сим крестом покоится Алексеевского монастыря приснопамятная игумения Евгения. Скончалась 27 апреля 1914 года на 81 году. Управляла обителью 35 лет».

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.